Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

Фантомас разбушевался, или Почему Минздрав считает, что правительство щебечет

/

Приказ Минздрава оставит без лечения половину смертельно больных

/

Минздрав России отреагировал на критику и поменял порядок помощи при онкологических заболеваниях. Лучше не стало

/

Эксперты: изменения в новом порядке лечения взрослых онкопациентов несущественны

/

Эксперты: послабления в порядке онкопомощи не убирают его главных проблем

/

Система онкологической помощи в России изменится в новом году

/

Могут ли врачи вести личные блоги на медицинские темы, о чём они могут писать и можно ли выражать личное мнение, чтобы не нарушать законодательство

/

Власти России борются с антипрививочниками. На чьей стороне закон?

/

Онкобольных в России с 2022 года будут лечить по новым правилам

/

Адвокат фонда «Вместе против рака» Габай: Онкопациентам с анемией сложно получить адекватную помощь

/

Минздраву предложили усовершенствовать схемы оплаты медпомощи онкопациентов с анемией

/

Фонд написал московским властям о проблемах с лекарствами от рака

/

Столица недополучила новые лекарства от онкологии из списка жизненно важных

/

Онкологи хотят лечить своих пациентов от побочных эффектов терапии, но не имеют на это права.

/

Коллапс онкологической службы, или Назревшая необходимость. К чему приведет новый порядок медпомощи онкобольным.

/

Как утверждают разработчики – фонд поддержки противораковых организаций «Вместе против рака», – это первый в своем роде портал-форум в РФ.

/

Россиянам пригрозили проблемами с доступностью лечения смертельной болезни.

/

Избежать коллапса: что угрожает онкопациентам в будущем году.

/

Камо грядеши, Москва?

/

За таблеткой – через весь город. Медучреждениям выгодно выдавать лекарства онкологическим больным только в больнице

/

Онкологи и представители благотворительных организаций призвали пересмотреть новый порядок лечения онкобольных

/
Онкодиагностика
27 декабря 2021
179

Диагностические решения IVD, LDT, RUO: правовой статус и сфера применения

Автор: «Факультет медицинского права»
Диагностические решения IVD, LDT, RUO: правовой статус и сфера применения
При проведении молекулярно-генетических исследований применяются различные тест-системы. Диагностические решения принято разделять на in vitro diagnostics (IVD), laboratory developed test (LDT), research use only (RUO). Однако в медицинской деятельности допускается применение не всех видов тестов. А к допустимым тестам законодатель предъявляет особые требования. В предыдущей статье была рассмотрена перспектива внедрения молекулярно-генетических исследований в программу ОМС, а также проблемы, которые могут этому помешать. В данной статье разберем нюансы правового регулирования различных диагностических решений.

Для начала определимся с понятиями IVD, LDT, RUO.

In vitro diagnostics (IVD) – исследование образцов крови или тканей, взятых из человеческого тела. Диагностика in vitro может быть использована в прецизионной (персонализированной) медицине для отбора пациентов, которым требуются конкретные виды терапии.

Под laboratory developed test (LDT) понимается разновидность IVD – диагностический тест in vitro, который разрабатывается, производится и применяется в пределах одной лаборатории. Тест не рассматривается как LDT, если диагностический продукт разработан или произведен полностью или частично за пределами лаборатории, которая его применяет.

Research use only (RUO) буквально означает использование только в исследовательских целях. RUO – это продукт IVD, который находится на стадии разработки в рамках лабораторных исследований. Термин RUO отличается от термина investigational use only (IUO), которым обозначают изделия, находящиеся на стадии тестирования. Однако правовые режимы использования обоих видов изделий схожи.

Рассмотрим правовую регламентацию рассматриваемых диагностических решений за рубежом на примере США и попробуем подобрать аналогии в российском законодательстве.

Проведение молекулярной диагностики в США регулирует FDA, Центры контроля медицинских программ Medicare и Medicaid (CMS); правовой базой являются федеральные нормативные стандарты 1988 года – Clinical Laboratory Improvement Act (CLIA).

In vitro diagnostics

В США изделия, «предназначенные для использования в диагностике заболеваний или других состояний», относятся к медицинским. Согласно закону, принятому в 1976 году, обращение медицинских изделий регулирует FDA.  FDA занимается также регулированием обращения тестов IVD, так как рассматривает их в качестве медицинских изделий.

Тесты IVD, разработанные для коммерческого применения, подпадают под действие нормативных требований FDA, направленных на обеспечение их безопасности и эффективности. Это означает, что производители должны представить результаты исследований, подтверждающие точность и эффективность теста для диагностики конкретного состояния, прежде чем выпускать его на рынок.

Обращение тестов IVD регулируется с учетом факторов риска, и они подпадают под одну из трех регулятивных категорий – класс III. Они несут наибольший риск в случае их неточности (например, генетический тест, используемый для выбора методов лечения рака).

Тесты in vitro могут принести наибольший вред для пациента, если их результат окажется неверен. В США они проходят строгую аналитическую и клиническую валидацию.

Регулятивные категории отражают усиление контроля со стороны регулирующих органов, при этом все тесты класса III требуют также прохождения процедуры предмаркетингового одобрения (premarket approval) для оценки безопасности и эффективности, прежде чем их можно будет использовать в клинической практике.

Laboratory developed test

LDT разрабатываются в различных местах – от кабинетов врачей, больниц и научных медицинских центров до крупных лабораторий. FDA исторически рассматривало LDT как тесты, представляющие меньший риск для пациентов, чем большинство коммерческих наборов для тестирования, поэтому освободило их почти от всех нормативных требований в соответствии с Federal Food, Drug, and Cosmetic Act (FD&C Act). Точное количество организаций, которые применяют LDT-тесты, неизвестно, поскольку представление отчета в FDA является добровольным, а единый реестр всех лабораторий, использующих LDT, отсутствует.

Надзор за обращением LDT в основном осуществляется через процесс сертификации лаборатории, контролируемый CMS.

Помимо процесса сертификации лабораторий в рамках надзора за обращением LDT CMS могут также проводить оценку конкретных тестов, чтобы определить, возмещать ли расходы поставщикам услуги по применению этих тестов. Принятие решения зависит от оценки клинической полезности теста, т. е. от того, улучшает ли применение теста результаты лечения пациентов (в отличие от аналитической или клинической валидации теста).

Ранее FDA считало, что использование LDT несет меньший риск для пациентов, поэтому освободило их почти от всех нормативных требований. Даже представление отчета в FDA является добровольным. Но в последнее время в США звучат призывы к усилению федерального надзора за LDT.

Research use only

В связи с тем, что RUO предназначены только для исследовательских целей и не могут быть использованы в терапевтических целях для лечения пациентов, они обладают особым правовым статусом.

Во-первых, Положения FD&C Act предусматривают освобождение таких медицинских изделий от соблюдения некоторых норм FD&C, если эти изделия соответствуют определенным требованиям (например, освобождение от прохождения процедуры предмаркетингового одобрения).

Во-вторых, к маркировке изделий RUO предъявляются особые требования: она должна содержать четкую надпись «только для исследовательских целей; не для использования в диагностических процедурах».

Правовой статус IVD и LDT в российском законодательстве

В действующем законодательстве для обозначения IVD используются следующие наименования: ин витро диагностические тесты, медицинские изделия «ин витро» диагностики, медицинские изделия для диагностики ин витро и т. д.

В Комплексной программе развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 года (утв. Правительством РФ 24.04.2012 № 1853п-П8) дано определение IVD: «ин витро диагностические тесты – это медицинские тесты, проводимые в контролируемом окружении вне живого организма».

Что касается правового статуса молекулярно-генетических исследований (МГИ), то ранее он не ставился в зависимость от места проведения исследования.

Однако весной 2021 года был принят федеральный закон от 30.04.2021 № 128-ФЗ (далее – федеральный закон № 128-ФЗ), фактически установивший модель особого регулирования медицинских изделий со статусом LDT: медицинские изделия для диагностики, изготовленные и применяемые в медицинской организации, были освобождены от процедуры регистрации.

Это означает, что к LDT применяются все нормативные акты, регулирующие незарегистрированные медизделия.

  • Приказ Минздрава России от 02.11.2021 № 1031н «Об утверждении Порядка изготовления, хранения, применения, утилизации или уничтожения незарегистрированных медицинских изделий для диагностики in vitro» (вступит в силу с 1 марта 2022 года, действует до 1 марта 2028 года);
  • Правила о незарегистрированных медицинских изделиях для диагностики in vitro (постановление Правительства РФ от 24.11.2021 № 2026). Правила будут действовать с 1 марта 2022 года до 1 марта 2028 года.

Для обращения незарегистрированных медицинских изделий in vitro потребуется также получить разрешение Росздравнадзора, которое подтверждается  каждые 5 лет.

Жесткие требования установлены и к составу экспертного совета медицинской организации. Например, члены ее экспертного совета должны иметь ученую степень доктора или кандидата наук.

Российские требования к медизделиям типа LDT:

  • отсутствие аналогов;
  • изготовление организацией исключительно для собственного применения (т. е. изготовившая LDT организация не может передать их другой организации, а та не может оказывать услуги с использованием таких медизделий);
  • также должно выполняться как минимум одно из следующих требований: 1) LDT предназначен для диагностики редких заболеваний; 2) стоимость затрат на технические и клинические испытания с целью регистрации превышает стоимость материалов для изготовления таких изделий.

Кроме того, медицинская организация должна иметь лицензию на услуги, при оказании которых применяются подобные изделия, а на экспертный совет такой медицинской организации возложена обязанность дать рекомендацию к технической и эксплуатационной документации изготовителя.

Что касается правового статуса всех остальных IVD (которые не являются LDT), то их допуск на рынок по-прежнему осуществляется через процедуру государственной регистрации, проводимой Росздравнадзором.

Таким образом, все изделия для проведения IVD подлежат обязательной государственной регистрации, за исключением изделий для LDT, применение которых без регистрации стало возможным в результате принятия федерального закона № 128-ФЗ.

Проблематика правового регулирования медицинских изделий RUO

Применение медицинских изделий RUO российским законодательством специально не регулируется. Существует соглашение о единых принципах и правилах обращения медицинских изделий (изделий медицинского назначения и медицинской техники), в котором написано, что в рамках ЕАЭС, в частности, не подлежат регистрации медицинские изделия, ввезенные на его таможенную территорию для проведения исследований (испытаний), в том числе в научных целях.

Принятый в 2021 году федеральный закон № 128-ФЗ меняет редакцию ст. 38 Федерального закона от 21.11.2011 №  323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Им установлено, что на территории Российской Федерации не регистрируются медицинские изделия, перечисленные в вышеуказанном Соглашении ЕАЭС (т. е. ввезенные для проведения исследований (испытаний), в том числе в научных целях), а также медицинские изделия, произведенные в Российской Федерации для проведения опытно-конструкторских работ, исследований (испытаний).

Научная (научно-исследовательская) деятельность регламентируется специальным правовым актом – Федеральным законом от 23.08.1996 № 127-Ф «О науке и государственной научно-технической политике».

Соответственно, медицинские изделия RUO могут применяться только в научно-исследовательских целях и не могут быть использованы при проведении МГИ с целью выявления мутаций у конкретного пациента для выбора лечебной тактики.

Читайте в нашей следующей статье о несовершенстве правовой регламентации МГИ в российском законодательстве.

Однако на практике медицинские организации вынуждены использовать медицинские изделия, не имеющие регистрационных удостоверений, поскольку выполнение отдельных критически значимых исследований без данных медицинских изделий невозможно. И принятие федерального закона № 128-ФЗ данную проблему полностью не устранило (хотя внимание законодателя к ней, безусловно, свидетельствует о положительной тенденции), так как медицинские изделия, которые изготовлены вне конкретной медицинской организации или ввезены в Российскую Федерацию со статусом RUO (но используются в медицинских целях), по-прежнему должны проходить процедуру регистрации.

Данная проблема стоит очень остро в онкологии и все еще требует эффективного решения.

Чтобы получить предмаркетинговое одобрение, IVD-тесты должны пройти аналитическую и клиническую валидацию, которая является ключевым стандартом оценки точности теста. Аналитическая валидация направлена на оценку того, насколько правильно и надежно тест определяет наличие или количество конкретного анализируемого вещества (аналита). При клинической валидации оценивают, может ли тест точно идентифицировать конкретное клиническое состояние у пациента.

Все лаборатории, проводящие исследования биологических материалов человека, подпадают под регулирование CLIA, которые устанавливают порядок аккредитации, контроля и аттестации всех клинических лабораторий.

Для тех лабораторий, которые проводят тесты, не получившие одобрения FDA (в том числе LDT), CLIA устанавливает дополнительный набор стандартов качества с акцентом на аналитическую валидацию тестов. При этом аналитическая валидация проводится в рамках надзора, который осуществляется CMS каждые два года. Клиническая валидация тестов LDT проводится самой лабораторией.

Сторонники усиления надзора FDA, в том числе само Управление, обосновывают это тем, что молекулярная диагностика должна регулироваться с учетом вышеуказанных факторов риска, а не на основе того, где проводятся тесты. Кроме того, предъявление тех же требований к LDT, что и к другим IVD-тестам, поможет защитить права пациентов и создать равные условия для разработчиков тестов.

Кроме того, как указывает в своей статье J.R. Genzen, FDA утверждает, что LDT являются медицинскими изделиями и подпадают под юрисдикцию управления в соответствии с Законом о регулировании обращения медицинских изделий 1976 года.

Методические рекомендации по порядку проведения экспертизы качества, эффективности и безопасности медицинских изделий для государственной регистрации (утв. Росздравнадзором 24.08.2018) дают более подробное определение IVD: медицинское изделие для диагностики ин витро – любое медицинское изделие, являющееся реагентом, продуктом реагентов, контрольным материалом, комплектом сопутствующих медицинских инструментов, аппаратом, оборудованием или системой, а также специальным программным обеспечением, используемое по отдельности или вместе, предназначенные изготовителем для применения ин витро для анализа проб, включая кровь и ткани, взятых из человеческого тела, единственно или в основном, с целью получения информации, касающейся физиологического или патологического состояния, или касающейся пороков развития, или для определения безопасности и совместимости с потенциальными реципиентами, или для контроля терапевтических мер».

Федеральный закон № 128-ФЗ устанавливает, что на территории Российской Федерации не регистрируются медицинские изделия, которые предназначены для диагностики заболеваний путем исследования образцов биологического материала человека вне его организма, изготовлены в медицинской организации и применяются в медицинской организации, их изготовившей (незарегистрированные медицинские изделия для диагностики in vitro).

Постановлением Правительства РФ от 24.11.2021 № 2026 утверждены:

  • Правила предоставления, переоформления, подтверждения и отмены разрешения на применение медицинских изделий, которые предназначены для диагностики заболеваний путем проведения исследований образцов биологического материала человека вне его организма, изготовлены в медицинской организации и применяются в медицинской организации, их изготовившей;
  • Требования к медицинским организациям, в которых изготавливаются и применяются медицинские изделия, которые предназначены для диагностики заболеваний путем проведения исследований образцов биологического материала человека вне его организма;
  • Требования к медицинским изделиям, которые предназначены для диагностики заболеваний путем проведения исследований образцов биологического материала человека вне его организма, изготовлены в медицинской организации и применяются в медицинской организации, их изготовившей.

Решение Росздравнадзора принимается на основании результатов экспертизы качества, безопасности и эффективности незарегистрированных медизделий  in vitro.

Экспертиза качества, эффективности и безопасности проводится также в целях достаточности предоставленных сведений для подтверждения качества, эффективности и безопасности незарегистрированного медицинского изделия in vitro. Что данное положение означает в контексте порядка проведения экспертизы и выдачи разрешения на практике, пока неясно.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 27.12.2012 № 1416 «Об утверждении Правил государственной регистрации медицинских изделий» регистрации подлежат любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению, включая специальное программное обеспечение, и предназначенные производителем (изготовителем) для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека.

Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Актуальное
все