Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

Федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями», стартовавший в 2019-м, в этом году успешно завершается

/

В Госдуме проконтролируют организацию и оказание онкопомощи в регионах. Результаты опросов врачей и пациентов будут визуализированы на интерактивной карте

/

В Госдуме запустили проект общественного контроля работы онкослужбы «Онкомонитор»

/

Вышел в свет первый выпуск экспертно-аналитического вестника «ЭХО онкологии»

/

В реанимацию могут не пустить братьев пациента, опекунов и детей до 14 лет. Больницы не обязаны выполнять эти требования, поясняет эксперт

/

Как устроена диагностика в системе ОМС, как развивается онкодиагностика, как упростить взаимодействие частной и государственной медицины?

/

«К заключениям из частных клиник относятся крайне скептически» Что нужно знать об отсрочке от мобилизации по болезни?

/

Сколько стоит честь врача? Недорого. О перспективах защиты медработниками чести и достоинства в суде

/

На раке решили не экономить. ФФОМС попробует отказаться от оплаты высокотехнологичного лечения онкологии по тарифам, утвержденным Минздравом РФ

/

«Осуждение врачей за убийство войдет в историю». Дело работников калининградского роддома плачевно скажется на всей отрасли здравоохранения

/

Применение препаратов off-label у детей «формально заморожено» до вступления в силу клинических рекомендаций и стандартов медпомощи

/

А полечилось как всегда. Закон о назначении детям «взрослых» препаратов дал неожиданный побочный эффект

/

Как в России лечат рак молочной железы? Минздрав России опубликовал новые стандарты медицинской помощи при раке молочной железы у взрослых

/

ФСБ расследует «финансирование» российских медработников иностранными фармкомпаниями

/
Онкостатистика
3 июля 2024
406

Успехи и проблемы внедрения ВИМИС

Автор: ЭХО онкологии. Экспертно-аналитический вестник

Успехи и проблемы внедрения ВИМИС

В российской медицине одна за другой создаются информационные системы, которые должны улучшить жизнь пациентов, врачей, администраторов. Последняя разработка — вертикально-интегрированные медицинские информационные системы (ВИМИС) — внедряется с 2019 года: из федерального бюджета уже потрачено свыше 2 млрд рублей, но до сих пор ее заявленные возможности полностью не реализованы. О незавидной судьбе и перспективах ВИМИС «Онкология», которая должна была начать работать еще в 2020 году, в нашем расследовании.

Навстречу цифре

Первые шаги к цифровизации были сделаны в 2011 году, когда начала создаваться Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Она обеспечивает взаимодействие специализированных сервисов и подсистем: федеральных регистров медорганизаций и медработников, федеральной электронной регистратуры, интегрированной электронной медкарты и др.

В 2019 году на основе ЕГИСЗ был разработан федеральный проект «Создание единого цифрового контура в здравоохранении». В его рамках планировалось внедрение платформенных решений, объединяющих информационные системы по отдельным профилям оказания медпомощи. В том же году появился федеральный проект «Развитие сети национальных медицинских исследовательских центров и внедрение инновационных медицинских технологий» (ФП «Развитие НМИЦ»). В нем была поставлена задача разработать ВИМИС по четырем медицинским профилям, которые будут интегрированы в единую платформу. Пилотным проектом должна была стать ВИМИС «Онкология». Согласно ФП «Развитие НМИЦ» она должна была быть создана к 30 сентября 2020 года, т. е. за год.

Далее последуют ВИМИС «Акушерство, гинекология и неонатология» (ВИМИС «АКиНЕО»), ВИМИС «Сердечно-сосудистые заболевания» (ВИМИС «ССЗ») и ВИМИС «Профилактическая медицина».

В том же 2019 году Минздрав России предложил Концепцию создания ВИМИС «Онкология» (далее — Концепция-2019). Она размещена на портале взаимодействия участников ЕГИСЗ. Концепция-2019 провозгласила цель: повысить эффективность управления всей вертикалью организации медпомощи по онкопрофилю за счет обеспечения оперативного и всестороннего анализа информации, повышения уровня квалификации медработников, а также повышения качества оказания медпомощи. Каким образом это должно быть сделано?

  • Все онкологические медорганизации будут объединены в общем информационном пространстве.
  • С помощью цифровых инструментов будут вестись протоколы диагностики и лечения пациентов, будет пополняться и актуализироваться база клинических рекомендаций, осуществляться контроль за соблюдением нормативов (клинических рекомендаций, протоколов, порядков).
  • Будет создана единая платформа справочной информации, медики получат доступ к информационным ресурсам доказательной медицины.
  • Будет осуществляться мониторинг, анализ и контроль основных эпидемиологических показателей в онкологии.
  • Для повышения качества оказания медпомощи МИС медорганизаций обяжут регистрировать и вести медицинскую информацию о пациентах с предопухолевыми состояниями, установленными и высоковероятными диагнозами ЗНО. Будут обеспечены контроль и оптимизация маршрутизации пациента, возможности выявления нарушения протоколов и клинических рекомендаций и пр.
  • В области научной деятельности будут вестись верифицированные деперсонифицированные медицинские базы данных. ВИМИС станет инструментом для разработки баз знаний, алгоритмов систем поддержки принятия врачебных решений по профилю «онкология». Для выполнения этой задачи должна быть разработана подсистема «Научная деятельность», одна из ее функций — формирование и ведение клинических регистров.

ВИМИС также станет инструментом для экспертизы.

В Концепции­2019 сказано, что ВИМИС не войдет в состав ни одной из существующих информационных систем, в частности в ЕГИСЗ, а станет внешней по отношению к ним.

Согласно Концепции­2019 организация пилотной зоны по внедрению прототипа планировалась в двух НМИЦ в разных субъектах Федерации. Но в итоге заказчиком и ВИМИС «Онкология», и самой платформы ВИМИС, куда будут переносить профильные системы, стал НМИЦ им. Н.Н. Блохина.

Приказом Минздрава России от 19.06.2019 № 429 была создана рабочая группа по вопросам создания и внедрения вертикально­интегрированной медицинской информационной системы по профилю «Онкология».

Контакты и контракты

Последуем за хронологией событий после появления этих документов.

В декабре 2019 года заключается первый госконтракт по ВИМИС «Онкология» на 280 млн рублей, госзаказчик — НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. До 26 декабря (за 7 рабочих дней) и 160 млн рублей подрядчик разработает 9 «онкологических» подсистем; до 1 июня 2020 года за 120 млн — еще 4.

2020 год. В июне министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил ТАСС: «Вертикально­интегрированная система в онкологии создана. Мы бы хотели, чтобы медицинские организации, в первую очередь федеральные, ее у себя опробовали, чтобы посмотреть ее эргономичность, функциональность».

Но в ноябре НМИЦ им. Н.Н. Блохина заключает контракт на 134,5 млн рублей, в соответствии с которым до 20 декабря требовалось создать 6 компонентов «общей» ВИМИС. А также в «созданной» ВИМИС «Онкология» доработать 13 компонентов и 7 перенести в «общую» ВИМИС. Список подсистем ВИМИС «Онкология» меняется, но «выпавшие» подсистемы продолжают оставаться в контрактах на доработке.

Часть контракта (на 102 млн) была выполнена за 3 недели, но оставшиеся работы затянулись почти на 2 года — до ноября 2022 года. На момент подготовки материала информация о причинах двухлетней просрочки и взысканиях подрядчику в реестре контрактов не появилась.

2021 год, ноябрь. НМИЦ им. Н.Н. Блохина снова заключает блиц­контракт — до декабря 2021 года на 65 млн рублей. Задача: провести пусконаладочные и испытательные работы, доделать 3 компонента по «общей» ВИМИС и доработать 7 компонентов ВИМИС «Онкология», которая объявлена созданной за 1,5 года до этого.

В декабре 2021 года принята Стратегия цифровой трансформации отрасли «Здравоохранение» до 2024 года и на плановый период до 2030 года. Она написана исходя из того, что к 2021 году ВИМИС «Онкология» создана и до 2024 года планируется ее развитие и модернизация, а также интеграция с ЕГИСЗ.

В декабре НМИЦ им. Н.Н. Блохина снова заключает сверхсрочный контракт — до января 2022 года на 51 млн рублей. Он посвящен ВИМИС «Онкология»: касается технической поддержки, маршрутизации, обработки запросов пользователей и «бесперебойного функционирования» системы.

Это была последняя закупка по ВИМИС «Онкология».

Деньги на ветер?

Общая сумма, перечисленная разработчикам по закупкам НМИЦ им. Н.Н. Блохина, — 530,5 млн рублей. Возможно, госзаказчик удовлетворен исполнением контрактов и считает системы полностью готовыми? Все три наших запроса в центр остались без ответов.

На остальные профильные ВИМИС и общую платформу соответствующие НМИЦ и Минздрав потратили 1,05 млрд рублей.

Регионы должны обеспечить модификацию и адаптацию своих ГИС к ВИМИС различных профилей. Поиск на портале госзакупок выдает более 100 контрактов с 2020 года. Их общая стоимость превысила 600 млн рублей. При этом учреждения тратят деньги не только регионального бюджета. Некоторые из них перенаправляют средства ОМС из сферы реальной медицинской помощи на разработку и сопровождение систем.

Работы по этим контрактам были успешно приняты и оплачены.

Напомним, что в декабре 2021 года принята Стратегия цифровой трансформации отрасли «Здравоохранение» до 2024 года и на плановый период до 2030 года. Частью стратегии становится федеральный проект «Медицинские платформенные решения федерального уровня (ВИМИС)» (ФП «ВИМИС»). В нем запланировано ресурсное обеспечение с 2021 по 2024 год в размере 2,6 млрд рублей (см. таблицу). Завершить модернизацию ВИМИС «Онкология» предписано до 31 декабря 2024 года.

Для реализации ФП «ВИМИС» Минздрав принял две ведомственные программы цифровой трансформации (ВПЦТ). Первая — на 2021 год и плановый период 2022–2023 годов; вторая — на 2022 год и плановый период 2023–2024 годов.

К моменту принятия ФП «ВИМИС», т. е. до декабря 2021 года, совокупные затраты на создание и развитие ВИМИС составили 280 млн рублей — такая информация содержится в ВПЦТ на 2021 год. В ВПЦТ на 2022 год сказано иначе: на момент принятия ФП «ВИМИС» совокупные затраты на создание и развитие ВИМИС составили 280 млн рублей, а на обеспечение функционирования — 300 млн рублей.

Двести восемьдесят миллионов на создание и развитие — это, скорее всего, самый первый контракт 2019 года НМИЦ им. Н.Н. Блохина. Но, если верить сайту госзакупок, до декабря 2021 года уже давно был исполнен контракт НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова на создание ВИМИС «АГиНЕО» и запущен ВИМИС «ССЗ» для НМИЦ им. В.А. Алмазова. Причем разница в ценах этих двух контрактов, детализированных до 1 тыс. рублей, составляет ровно 2 млн копейка в копейку, и по датам они почти совпали.

Анализ данных портала ЕИС «Закупки» показал, что в 2019–2023 годах на создание, сопровождение и развитие платформы и отдельных элементов ВИМИС на федеральном и региональных уровнях потрачено 2,2 млрд рублей.

Спустя 2 года после старта проекта в сентябре 2021 года на портале ЕГИСЗ возникает еще одна Концепция ВИМИС «Онкология» (далее — Концепция-2021). До сих пор оставаясь проектом, эта Концепция-2021, похоже, ближе к реальности, чем ее предшественница. Или же она просто адаптирована к тому, что произошло де-факто. Пилотная ВИМИС «Онкология» не принесла и не могла принести результаты, задуманные авторами Концепции-2019. Так, еще до заключения первого госконтракта началась «оптимизация». Предполагалось, что ВИМИС «Онкология» будет включать 16 компонентов: 5 универсальных для всех профильных ВИМИС и 11 прикладных. Но в техзадании к первому же контракту три компонента выпали.

В ВИМИС не попали самые востребованные подсистемы: «Траектория деятельности врача», «Научная деятельность», «Поддержка принятия врачебных решений».

У оставшихся компонентов значительно сокращен функционал. Так, из подсистемы «Хранение» исчезли функции по защите информации и автоматизации процессов сбора и обработки данных из внешних систем. Из описания «Мониторинга деятельности службы» исчезли упоминания о возможности формирования оперативной информации в разрезе медицинской организации, региона, округа, страны; о возможности изменения существующих и внесения новых индикаторов оценки деятельности медорганизаций. В целом в этой подсистеме сокращению подверглись задачи, связанные с контролем и анализом деятельности медицинских организаций.

Что мы видим? Сроки внедрения ВИМИС «Онкология» не выполняются. Функционал системы сокращается, созданные и оплаченные подсистемы отправляются на доработку, кочуют из «общих» в «прикладные» или наоборот, иные исчезают по дороге. Утешает лишь готовность государства и дальше щедро оплачивать этот хоровод.

А кто подрядчики?

Исполнителями по всем контрактам, связанным с ВИМИС, являются ООО «Национальный Центр Информатизации» («НЦИ»), входящее в госкорпорацию «Ростех», и казанское АО «БАРС груп». Незадолго до первых торгов, в 2018 году, ООО «НЦИ» приобрело 25 % плюс 1 акцию АО «БАРС груп».

Для НМИЦ им. В.А. Алмазова ООО «НЦИ» за 1,5 месяца и 78,6 млн рублей разработало и подготовило к промышленной эксплуатации ВИМИС «Сердечно­сосудистые заболевания». Для НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова за тот же срок и 80,6 млн рублей — ВИМИС «АГиНЕО» (акушерство, гинекология и неонатология). В 2021 году программисты АО «БАРС груп» доработали две готовые ВИМИС и перенесли их на общую платформу (каждый контракт по 120 млн рублей).

АО «БАРС груп» занято разработкой платформы «Профилактическая медицина» для НМИЦ ТПМ Минздрава России (140,2 млн рублей). С ВИМИС «Профилактика инфекционных болезней» для НМИЦ ФПИ Минздрава России (20,4 млн рублей) управилось за неделю.

Замдиректора по развитию АО «БАРС груп» Инна Ашенбреннер в июне 2019 года приказом Минздрава назначена зампредседателя рабочей группы.

Онкодиспансеры сообщают

Проект Концепции­2021, Стратегия цифровой трансформации отрасли «Здравоохранения» указывают определенные сроки: в 2021 году ввести в эксплуатацию ВИМИС по профилю «Онкология»; до 2024 года объем данных, передаваемых в эту систему, должен достичь 100 %.

Чтобы узнать, как на практике происходит внедрение ВИМИС, редакция журнала «ЭХО онкологии» провела анкетирование среди сотрудников диспансеров разных регионов. Выяснилось, что не все онкодиспансеры подключены к ВИМИС. Например, липецкий и курский сообщили, что информация в ВИМИС поступает автоматически из региональной информационной системы, а у самих этих учреждений доступа к ней нет.

Есть подключенные к ВИМИС диспансеры, которые систему не используют. Среди причин — она работает только на прием данных, отсутствует обратная связь и техподдержка, мешают частые сбои. Некоторые онкодиспансеры констатировали, что ВИМИС из-за своих недостатков не оптимизирует помощь, а наоборот, увеличивает длительность приема пациентов. Один онкодиспансер отметил, что в системе удается сохранять лишь персональные данные пациентов (обещанный «механизм деперсонализации данных» не функционирует), а посмотреть медицинские документы с историей помощи невозможно.

Положительные оценки есть, но их немного. В Томском областном онкологическом диспансере нам подтвердили работоспособность большинства подсистем. По словам сотрудников, ВИМИС позволяет эффективно осуществлять мониторинг ситуации по онкологической заболеваемости в регионе, отслеживать отклонения от стандартов оказания медпомощи каждому пациенту. Но при этом функционал по оцифровке клинических рекомендаций, порядков и стандартов оказания медицинской помощи не реализован.

Заметим, что еще в ноябре 2022 года ЦЭККМП Минздрава России сообщил о том, что оцифрованы 72 единицы клинических рекомендаций. В 2023 году ни одна медицинская организация из опрошенных нами не сообщила о практическом применении этого инструмента.

Впрочем, в Тульском областном клиническом онкологическом диспансере нам заявили о внедрении и использовании всех подсистем ВИМИС — даже тех, что не вошли в контракты НМИЦ им. Н.Н. Блохина с разработчиками (?). По мнению авторов ответа, ВИМИС «Онкология» полностью удовлетворяет потребности в раннем выявлении, предупреждении и лечении онкологических заболеваний.

Из ответов следует, что подсистемы реализованы неравномерно. Например, в одном регионе работают только «Мониторинг деятельности службы», «Мониторинг пациентов» и «Методология», в другом — только «Обработка» и «Адаптеры взаимодействия». Многие опрошенные говорят об отсутствии интеграции с актуальными версиями регистров. Нет полного контроля некорректной загрузки данных, что затрудняет их анализ. Практически все диспансеры отмечают одностороннюю передачу данных и отсутствие обратной связи.

Минздрав России и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина не смогли ответить на наши запросы. Ответы НМИЦ колопроктологии им. А.Н. Рыжих, НМИЦ онкологии, НМИЦ радиологии и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова оказались неинформативны.

Федеральный аудит

В ответ на наш запрос Счетная палата РФ предоставила сведения на начало 2023 года. Из 85 государственных информационных систем субъектов Федерации только 15 были подключены к ВИМИС «Сердечно­сосудистые заболевания», 21 — к ВИМИС «Онкология», 6 — к ВИМИС «АКиНЕО». Медицинские информационные системы федеральных и ведомственных медорганизаций были подключены только к ВИМИС «Онкология» — 5 организаций и к ВИМИС «АКиНЕО» — 1.

Счетная палата делает следующие выводы.

Из-за недостаточного количества разработанных структурированных электронных медицинских документов (СЭМД) не все первичные медицинские документы, подлежащие передаче в ВИМИС, оформляются в инфосистемах медучреждений или государственных инфосистемах, поэтому картина оказания медпомощи недостоверна.

Цитата из письма Счетной палаты: «Многократный ввод одной и той же информации и отсутствие верификации данных приводят к расхождению показателей статистической отчетности и фактических показателей отрасли здравоохранения».

Протоколами информационного взаимодействия не предусмотрена возможность обратной передачи информации от ВИМИС в государственные информационные системы субъектов РФ в целях обеспечения поддержки принятия врачебных решений, а также предоставления актуальной и достоверной информации для анализа, констатируют госаудиторы. В целом они выявили «крайне незначительное использование информационных систем, разрабатываемых и внедряемых в рамках нацпроекта «Здравоохранение»».

Что в итоге

Разработка ВИМИС шла в фарватере нового Порядка оказания онкологической помощи взрослым (Приказ Минздрава России от 19.02.2021 № 116н). Порядок сконцентрировал онкологическую помощь внутри онкологической службы и предусматривал синхронное направление данных о пациентах и статистики в специализированную информационную систему — ВИМИС «Онкология». В 2022 году порядок вступил в силу, а вот сделать вывод об успехе или неуспехе реализации проекта ВИМИС до сих пор не представляется возможным.

Причины следующие:

  • Несмотря на то что все контракты по разработке, внедрению и сопровождению ВИМИС выполняются и оплачиваются, задуманный инструмент полноценно не работает. Портал уже второй год информирует пользователей о проведении временных регламентных работ.
  • Система поглощает лишь небольшую часть информационного потока, функционирует фрагментарно и не во всех медучреждениях. Ее функционал исчерпывается сбором неполной информации. Но и сбор затруднен, потому что информационные системы многих медорганизаций не стыкуются с ВИМИС. А те сведения, которые все-таки попали в ВИМИС, на уровне медорганизаций недоступны.
  • Правовой статус и конкретный функционал ВИМИС не определены. Проект Концепции­2021, судя по всему, до сих пор не утвержден. Положения о ВИМИС должны были войти в постановление Правительства РФ от 09.02.2022 № 140 «О единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения». В проекте постановления ВИМИС присутствовала, но в утвержденном документе норм о ней уже нет.

Положение дел в цифровизации здравоохранения в целом также нельзя назвать благополучным. Существующие целевые показатели развития информационных систем в основном сводятся к проценту подключившихся организаций и не способны полноценно описать глубину проработки и степень внедрения систем, включая ВИМИС.

Сегодня врачи используют несколько не связанных между собой платформ, из-за чего одну и ту же информацию приходится вводить несколько раз. ГИС ОМС развивается по своим законам, не пересекаясь с ЕГИСЗ. Больше того, даже внутри ЕГИСЗ есть компоненты, для которых не установлены требования о взаимной интеграции. При этом волна информатизации здравоохранения не утихает. В конце 2023 года произошел очередной отбор ряда исследовательских центров в рамках федерального проекта «Искусственный интеллект» национальной программы «Цифровая экономика». Первым и ведущим исследовательским центром в сфере искусственного интеллекта в здравоохранении стал НМИЦ им. Н.Н. Блохина. На реализацию программы центр получит до 632 млн рублей до 2026 года. Общая сумма ассигнований на период действия программы с учетом внебюджетного финансирования превысит 5 млрд рублей. Возможно, это станет прорывным шагом к полноценной реализации концепции ВИМИС, ведь у центра появится «искусственный интеллект», который поможет сделать то, что оказалось не под силу интеллекту человеческому и на что государство потратило 2,2 млрд рублей.

Источник: ЭХО онкологии. Экспертно-аналитический вестник. 2024. №1(2) (дата выхода в свет 22.03.2024)

telegram protivrakaru

Год

ВПЦТ-2021 (млн руб.)

ВПЦТ-2022 (млн руб.)

2021. Всего

953,1

Разработка

953,1

Эксплуатация

0,0

2022. Всего

708,4

630,0

Разработка

700,0

400,0

Эксплуатация

8,4

230,0

2023. Всего

458,4

405,0

Разработка

450,0

150,0

Эксплуатация

8,4

255,0

2024. Всего

315,0

Разработка

115,0

Эксплуатация

200,0

Колонка редакции
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Неважно, откуда деньги, – дайте лекарства

Неважно, откуда деньги, – дайте лекарства

В конце мая 2024 года Верховный суд подтвердил: выдавать онкологическим больным противоопухолевые препараты для лечения на дому законно. Речь идет о лекарствах, которые назначаются и оплачиваются по системе ОМС.

Как шли суд да дело

Коротко история выглядит так. Кировский ТФОМС проверял Кирово-Чепецкую ЦРБ в плане правильности расходования средств. При этом были выявлены нарушения: больница в рамках оказания медпомощи по ОМС выдавала противоопухолевый препарат онкопациентам для самостоятельного приема на дому. Однако изначально препараты приобретались медорганизацией за счет средств ОМС для лечения в условиях дневного стационара в Центре амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП).

ТФОМС потребовал от ЦРБ вернуть якобы израсходованные нецелевым образом денежные средства и оплатить штраф на эту же сумму. По мнению ТФОМС, выдача пациенту на руки лекарств возможна, но только если это региональный льготник, а препарат закуплен за счет регионального бюджета. В рамках же медпомощи по ОМС выдавать лекарства на дом нельзя. К тому же врач должен быть уверен в том, что больной действительно принимает лекарство, и наблюдать за его состоянием. В дневном стационаре это делать можно, а вот на дому нет.

Требование фонда медицинская организация добровольно не исполнила. Начались судебные разбирательства. И вот почти через два года после проверки Верховный суд встал на сторону лечебного учреждения.

Все суды, куда обратилась Кирово-Чепецкая ЦРБ, сочли доводы ТФОМС несостоятельными. Медицинская помощь оказана в отношении онкозаболевания, включенного в базовую программу ОМС, а сам препарат входит в Перечень ЖНВЛП. Обоснованность назначения лекарства во всех случаях неоспорима. Переведенные на амбулаторное лечение пациенты получили препараты на весь курс терапии еще в момент нахождения на лечении в ЦАОП и ознакомлены с правилами приема. Более того, все они ежедневно связывались с врачом ЦАОП по телефону либо видеосвязи.

Поскольку это уже не первая подобная ситуация, есть надежда, что проблема, с которой много лет сталкиваются онкобольные в разных субъектах РФ, начала решаться.

История из прошлого

Напомним, что ранее (в марте 2023 года) внимание к данной теме проявил Комитет по охране здоровья и социальной политике Заксобрания Красноярского края. Там предложили внести поправки в закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и легализовать практику оплаты по ОМС таблетированного лечения онкозаболеваний в дневных стационарах. Региональные парламентарии руководствовались тем, что обеспечить лекарствами всех нуждающихся онкобольных только за счет регионального бюджета, без финансового участия системы ОМС, не получается. Тогда поводом к рассмотрению ситуации стали многочисленные штрафы, наложенные аудиторами системы ОМС на региональный онкодиспансер. Там выдавали таблетированные препараты, закупленные за счет средств ОМС, пациентам, которые числились на лечении в дневном стационаре, но по факту принимали таблетки дома.

Здесь суд тоже встал на сторону клиники, а не страховщиков. Возможность существования однодневного стационара, где за один день пациенту назначают противоопухолевую терапию, выдают лекарства на руки и отпускают домой до конца курса лечения, была легализована. Однако важно, чтобы врач ежедневно контролировал состояние пациента по доступным средствам связи. Подробнее о ситуации и решении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа рассказано в материале второго номера экспертно-аналитического вестника «ЭХО онкологии».

Денег не хватает

В первом выпуске журнала «ЭХО онкологии» эксперты обратили внимание на один момент.

В России действует порядок льготного лекарственного обеспечения пациентов на амбулаторном этапе, однако финансовых средств на региональные льготы многим субъектам РФ явно не хватает.

Видимо, данное обстоятельство и привело к тому, что деньги ОМС используются для лекарственного обеспечения пациентов, в том числе онкологических, через дневной стационар.

Федеральный фонд ОМС и Минздрав России неоднократно отмечали, что с 2019 года в регионах пошли сокращения трат на закупку противоопухолевых лекарств. Тогда началась реализация федерального проекта «Борьба с онкозаболеваниями», под который кратно вырос бюджет ОМС. Для финансистов системы здравоохранения источник оплаты того или иного вида медпомощи, конечно же, принципиален. Но пациенты не должны становиться крайними в спорах о том, кто и за что должен платить.

Что касается дистанционного врачебного наблюдения, то в век цифровых технологий это вообще не проблема. Телефон, СМС, мессенджеры, видеосвязь избавляют ослабленных болезнью и лечением онкопациентов от необходимости ежедневно посещать дневной стационар, чтобы получить таблетку.

Лед тронулся?

Казалось бы, решение Верховного суда по делу Кирово-Чепецкой ЦРБ может стать переломным моментом в устранении данной финансово-правовой коллизии. И все-таки созданный судебный прецедент – это еще далеко не полное и окончательное решение задачи по распределению бремени между разными источниками финансирования онкослужбы. Вряд ли можно предлагать регионам управлять ситуацией «вручную», всякий раз обращаясь в суд. Проблему надо решать системно.

Скорее всего, поиск такого решения по справедливому финансовому обеспечению лекарственной помощи онкопациентам на амбулаторном этапе лечения будет продолжен. Один из возможных вариантов – разработать в системе ОМС отдельный тариф на проведение таблетированной противоопухолевой терапии в амбулаторных условиях. И соответственно, исключить данный раздел из системы регионального льготного лекобеспечения.

Также неплохо бы увеличить срок, на который пациенту выдают лекарства после выписки из стационара для продолжения терапии на дому. Сейчас, согласно приказу Минздрава РФ № 1094н, таблетированные препараты разрешено выдавать на руки только на 5 дней. Теоретически этот срок можно продлить с учетом продолжительности курса противоопухолевой терапии. Нужно лишь продумать механизм компенсации этих расходов лечебным учреждениям.

Другой вариант – транслировать в регионы опыт Москвы. При назначении лекарства больному сахарным диабетом и муковисцидозом тот получает компенсационную выплату на приобретение препаратов для лечения в амбулаторных условиях. Это происходит в том случае, когда препарат отсутствует в аптечном сегменте, осуществляющем льготное лекобеспечение. Выплата производится из средств регионального бюджета. Почему бы не принять аналогичное решение в масштабах страны в отношении онкобольных?

Задача поставлена, способы решения предложены. Какой из них выберут законодатели и регулятор, покажет время.

19/06/2024, 14:06
Комментарий к публикации:
Неважно, откуда деньги, – дайте лекарства
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Выявил – лечи. А нечем
Выявил – лечи. А нечем
Данные Счетной палаты о заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗНО), основанные на информации ФФОМС, не первый год не стыкуются с медицинской статистикой. Двукратное расхождение вызывает резонный вопрос – почему?

Государственная медицинская статистика основана на данных статформы № 7, подсчеты  ФФОМС — на первичных медицинских документах и реестрах счетов. Первые собираются вручную на «бересте» и не проверяются, вторые — в информационных системах и подлежат экспертизе. Многие специалисты подтверждают большую достоверность именной второй категории.

Проблема в том, что статистика онкологической заболеваемости не просто цифры. Это конкретные пациенты и, соответственно, конкретные деньги на их диагностику и лечение. Чем выше заболеваемость, тем больше должен быть объем обеспечения социальных гарантий.

Но в реальности существует диссонанс — пациенты есть, а денег нет. Субвенции из бюджета ФФОМС рассчитываются без поправки на коэффициент заболеваемости. Главный критерий — количество застрахованных лиц. Но на практике финансирования по числу застрахованных недостаточно для оказания медпомощи фактически заболевшим. Федеральный бюджет не рассчитан на этот излишек. И лечение заболевших «сверх» выделенного финансирования ложится на регионы.

Коэффициент заболеваемости должен учитываться при расчете территориальных программ. Однако далее, чем «должен», дело не идет — софинансирование регионами реализуется неоднородно и, скорее, по принципу добровольного участия. Регионы в большинстве своем формируют программу так же, как и федералы, — на основе количества застрахованных лиц. Налицо знакомая картина: верхи не хотят, а низы не могут. Беспрецедентные вложения столицы в онкологическую службу, как и всякое исключение, лишь подтверждают правило.

Этот острый вопрос как раз обсуждался в рамках круглого стола, прошедшего в декабре 2023 года в Приангарье. Подробнее см. видео в нашем Telegram-канале.

При этом ранняя выявляемость ЗНО является одним из целевых показателей федеральной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями». Налицо асинхронность и алогичность в регулировании всего цикла: человек — деньги — целевой показатель.

Рост онкологической выявляемости для региона — ярмо на шее. Выявил — лечи. Но в пределах выделенного объема финансовых средств, которые не привязаны к реальному количеству пациентов. «Налечить» больше в последние годы стало непопулярным решением, ведь законность неоплаты медицинскому учреждению счетов сверх выделенного объема неоднократно подтверждена судами всех инстанций. Поэтому данные ФФОМС говорят о количестве вновь заболевших, но не об оплате оказанной им медицинской помощи.

Демонстрация реальной картины заболеваемости повлечет больше проблем, нежели наград. Такие последствия нивелирует цели мероприятий, направленных на онконастороженность и раннюю диагностику. Это дополнительные финансовые узы в первую очередь для субъектов Российской Федерации.

ФФОМС нашел способ снять вопросы и убрать расхождение: с 2023 года служба предоставляет Счетной палате данные официальной медицинской статистики. Однако требуются и системные решения. Стоит рассмотреть альтернативные механизмы распределения финансирования и введение специальных коэффициентов для оплаты онкопомощи. И, конечно же, назрел вопрос об интеграции баз данных фондов ОМС, медицинских информационных систем, ракового регистра и др. Пока что это происходит только в некоторых прогрессивных регионах.

26/01/2024, 14:27
Комментарий к публикации:
Выявил – лечи. А нечем
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Битва за офф-лейбл продолжается
Битва за офф-лейбл продолжается
Вчера в «регуляторную гильотину» (РГ) поступил очередной проект постановления правительства, определяющий требования к лекарственному препарату для его включения в клинические рекомендации и стандарты медицинской помощи в режимах, не указанных в инструкции по его применению. Проще говоря, речь о назначениях офф-лейбл. Предыдущая редакция документа была направлена на доработку в Минздрав России в феврале этого года.

Это тот самый документ, без которого тема офф-лейбл никак не двигается с места, несмотря на то, что долгожданный закон, допускающий применение препаратов вне инструкции у детей, вступил в силу уже более года назад (п. 14.1 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Вступить-то он вступил, но вот только работать так и не начал, потому что до сих пор нет соответствующих подзаконных нормативных актов. Подчеркнем, что закон коснулся только несовершеннолетних, еще более оголив правовую неурегулированность, точнее теперь уже незаконность, взрослого офф-лейбла. Но и у детей вопрос так и не решен.

Один из необходимых подзаконных актов был принят одновременно с законом – это перечень заболеваний, при которых допускается применение препаратов офф-лейбл (распоряжение Правительства от 16.05.2022 №1180-р). В перечень вошел ряд заболеваний, помимо онкологии, – всего 21 пункт.

А вот второй норматив (требования, которым должны удовлетворять препараты для их включения в стандарты медпомощи и клинические рекомендации) разрабатывается Минздравом России уже более года. Именно его очередная редакция и поступила на днях в систему РГ.

Удивляют годовые сроки подготовки акта объемом от силы на одну страницу. С другой стороны, эта страница открывает дорогу к массовому переносу схем офф-лейбл из клинических рекомендаций в стандарты медпомощи и далее в программу госгарантий. По крайней мере, в детской онкогематологии такие назначения достигают 80–90%. А это означает расширение финансирования, хотя скорее больше просто легализацию текущих процессов.

В любом случае для регулятора это большой стресс, поэтому спеха тут явно не наблюдается. Да и вообще решение вопроса растягивается, оттягивается и переносится теперь уже на 1 сентября 2024 года. Именно этот срок предложен Минздравом для вступления акта в силу. Еще в февральской редакции норматива речь шла о 1 сентября 2023 года, что встретило несогласие экспертов РГ. Причина очевидна – сам закон вступил в силу 29 июня 2022 года и дальнейшие промедления в его реализации недопустимы.

Что касается самих требований, то надо сказать, что в нынешней редакции они много лучше февральских, но тоже несовершенны. Не будем вдаваться в юридические нюансы: они будут представлены в РГ.

А в это время… врачи продолжают назначать препараты офф-лейбл, так как бездействие регулятора не может служить основанием для переноса лечения на 1 сентября 2024 года.

Ранее мы уже писали о проблеме офф-лейбл в других материалах фонда:

«Oфф-лейбл уже можно, но все еще нельзя»;

«Off-label или off-use?».

12/07/2023, 11:50
Комментарий к публикации:
Битва за офф-лейбл продолжается
Страница редакции
Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Актуальное
все