Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

«Пока в России оптимизировалось здравоохранение, в мире бешеными темпами развивалась наука»

/

Пациенты не вписываются в тарифы. Эксперты говорят о необходимости изменить подход к формированию расходов на онколечение

/

В больницах подтянули химию. В России улучшилось качество помощи онкопациентам по ОМС

/

В Минздраве начали искать замену препаратам, «не производимым в России и дружественных странах»

/

Противоопухолевым препаратам ищут российские аналоги

/

Онкопациентов сориентировали на местности

/

Как и почему нарушают права онкопациентов в России?

/

Онкобольных направили по крутому маршруту. Пациенты прикреплены не только к региону проживания, но и к конкретному медучреждению

/

Фантомас разбушевался, или Почему Минздрав считает, что правительство щебечет

/

Приказ Минздрава оставит без лечения половину смертельно больных

/

Минздрав России отреагировал на критику и поменял порядок помощи при онкологических заболеваниях. Лучше не стало

/

Эксперты: изменения в новом порядке лечения взрослых онкопациентов несущественны

/

Эксперты: послабления в порядке онкопомощи не убирают его главных проблем

/

Система онкологической помощи в России изменится в новом году

/
10 марта 2022
555

Судебная практика по оплате (неоплате) медпомощи сверх объемов

Автор: «Факультет медицинского права»
Судебная практика по оплате (неоплате) медпомощи сверх объемов
Медики и страховщики не первый год выясняют, кто должен платить за медпомощь, полученную пациентом сверх объемов. Еще в 2018 году Верховный Суд РФ сформулировал, казалось, однозначный правовой подход к разрешению таких споров: стоимость медпомощи взыскивается со страховщиков. Но в судебной практике 2021 года – «разброд и шатание». Разбираемся, почему не все суды удовлетворяют иски медорганизаций, каковы основные аргументы клиник и контраргументы страховщиков, а также что нового в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от ноября 2021 года.

Платить или не платить? Что говорит Верховный Суд

Вопрос оплаты, а точнее неоплаты медицинской помощи сверх выделенного медорганизации объема, был поднят и, казалось бы, решен еще несколько лет назад. Тогда непокорный санаторий дошел аж до Верховного Суда РФ (ВС РФ), мужественно отстояв свое право на получение оплаты за фактически оказанную пациентам помощь вне зависимости от выделенного объема.

Если коротко, то в 2014 году санаторий заключил со страховой компанией (СК) договор на оказание и оплату медпомощи по ОМС. По договору СК должна была оплачивать только медпомощь, оказанную в пределах выделенных объемов, а при выявлении нарушений имела право не оплачивать затраты медорганизации, требовать возврата средств и (или) уплаты штрафов.

Санаторий выставил страховщику счета на сумму свыше 40 млн рублей. Но СК исключила из оплаты почти половину суммы, так как по результатам медико-экономического контроля и медико-экономической экспертизы медорганизация превысила объемы предоставления медпомощи, установленные решением Комиссии по разработке территориальной программы ОМС (ТП ОМС). Санаторий подал против СК иск с требованием оплатить все счета.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций встали на сторону страховщика, и лишь ВС РФ (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.10.2018 №308-ЭС18-8218 по делу №А15-6379/2016) удовлетворил исковые требования санатория в полном объеме, отменив все предыдущие решения.

По результатам рассмотрения этого дела ВС РФ сформулировал ряд принципиально важных правовых позиций, вошедших в Обзор судебной практики №4 (п. 28):

  • Возможность оказания бесплатной медпомощи в рамках ОМС не зависит от запланированного договором объема таких услуг и его превышения.
  • Медорганизации не несут ответственность за недостатки планирования программы ОМС и прогнозирования заболеваемости населения, а также за несвоевременность корректировки объемов медпомощи, выделенных Комиссией по разработке ТП ОМС и установленных в договорах со страховщиками.
  • Страховщик не освобождается от оплаты фактически оказанной медпомощи, предусмотренной базовой программой ОМС и перечнем ТП, даже если объем услуг был превышен.
  • Если медорганизация доказала (а СК не опровергла), что медпомощь предоставлена без нарушений и оказанные сверх объема медуслуги входят в программу ОМС, то они подпадают под обеспечение ОМС и страховщик обязан их полностью оплатить.

Платит страховая: выводы в пользу медорганизаций

Однако анализ более ста решений кассационных арбитражных судов по аналогичным спорам за последние 3 года (подробности на сайте «Факультета медицинского права») показывает, что во всех судебных округах, кроме Московского, в подавляющем большинстве случаев суды следуют правовому подходу ВС РФ. Его выводы повторяются дословно, хотя есть и другие – не менее важные:

  • Закон гарантирует оказание бесплатной медпомощи лицам, застрахованным по ОМС.
  • Закон не возлагает на медорганизацию обязанность обосновывать корректировку объемов медпомощи.
  • Счет за медпомощь сверх объемов должен быть для страховщика основанием обратиться с заявкой в ТФОМС, а не штрафовать медорганизацию и не отказывать ей в выплатах.
  • Бездействие страховщика, обладающего исчерпывающей информацией о количестве выбравших медорганизацию пациентов и о поступающих на оплату счетах, недобросовестно: как участник гражданского оборота он должен учитывать права и интересы другой стороны и содействовать ей.
  • Как участник комиссии по разработке ТП ОМС ТФОМС имеет всю информацию о потребностях пациентов в медпомощи и может влиять на распределение объемов.
  • Если выделенные объемы медпомощи не соответствуют реальным потребностям граждан, то это не вина медорганизации и не имеет отношения к финансовым результатам ее деятельности.

Не платить: выводы в пользу страховщиков

При этом часть судебных решений последнего года вынесена в пользу страховщиков. Так, в Московском судебном округе, самом обеспеченном регионе России, приняты десятки вердиктов, полностью противоположных подходу ВС РФ. И с 2021 года эта тенденция только усиливается.

По мнению этих судов, оказанная сверх выделенных объемов медпомощь не подлежит оплате страховыми компаниями, потому что:

  • Страховщик обязан оплатить оказанную медпомощь за счет средств ОМС только в пределах установленных решением Комиссии ТФОМС объемов.
  • Ни законодательством, ни условиями договоров (на оплату и оказание медпомощи, о финансовом обеспечении ОМС) не предусмотрена обязанность страховщика оплачивать такую медпомощь, а медорганизации – требовать ее оплаты.
  • Оказывая эту медпомощь в рамках программы ОМС, медорганизация в одностороннем порядке нарушает условия договора на оплату и оказание медпомощи (ООМП) в части объема выполняемого задания.
  • У страховых компаний нет полномочий устанавливать и корректировать объемы медпомощи.
  • Медпомощь сверх объемов не относится к предмету договора на ООМП, так как не входит в ТП ОМС.
  • Медорганизация согласилась с условиями этого договора, т. е. знала о выделенных объемах медпомощи и ее финансового обеспечения, но превысила их, не уведомив об этом Комиссию ТФОМС.
  • Медорганизация злоупотребила правом, пытаясь получить дополнительную прибыль в обход установленной федеральным законом №326-ФЗ процедуры.
  • Объемы медпомощи и предназначенные для их оплаты средства бюджета ФОМС конечны, и их распределение, в том числе в судебном порядке, не может носить ретроспективный характер.
  • Нельзя удовлетворять требования медорганизаций, превышающих установленные объемы медпомощи (финансового обеспечения), так как это ущемляет права и интересы иных медорганизаций в системе ОМС.
  • Перераспределение объемов возможно лишь для оказания экстренной медпомощи и недопустимо применительно к плановой.
Тенденция смены правового подхода в пользу страховых компаний очевидна. Видимо, повсеместное распространение такой практики – вопрос времени. Так, коллегия по экономическим спорам ВС РФ, которая 3 года назад вынесла вошедшее в Обзор №4 (2018) решение, сейчас оставляет в силе вердикты в пользу страховщиков.

Кто виноват?

Судя по всему, точкой невозврата в таких спорах может стать свежее определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11.11.2021 №308-ЭС21-5947 по делу №А32-20379/2020. Спор между сочинским филиалом сети клиник «Екатерининская» и СК «АльфаСтрахование – ОМС» прошел все инстанции, и каждый раз по нему принималось новое решение. Первая инстанция удовлетворила иск медорганизации, апелляция это решение отменила, но кассация снова встала на сторону клиники. Наконец, последнее в этом деле слово сказал ВС РФ, и ей так и не удалось взыскать со страховой компании 1,7 млн рублей за амбулаторную медпомощь.

Апелляционная инстанция, с выводами которой ВС РФ полностью согласился, отметила, что медорганизация, действительно, не вправе отказать застрахованным лицам в оказании медпомощи в соответствии с ТП ОМС, а возможность ее оказания не ставится в зависимость от распределенного объема и его превышения. Это гарантирует застрахованным в системе ОМС гражданам оказание бесплатной медпомощи. Медуслуги сверх установленного объема были оказаны в связи со страховыми случаями. В свою очередь ТФОМС обязан обеспечить деятельность страховщика в сфере ОМС в части осуществления расчетов за медпомощь, фактически оказанную застрахованным лицам. Кроме того, из федерального закона №326-ФЗ не следует, что оказание медпомощи сверх установленного договором объема освобождает страховщика от ее оплаты.

Казалось бы, все эти доводы – исключительно в пользу медорганизации и ее требования должны удовлетворить. Однако ВС РФ признал отказ в иске законным.

Суд отметил, что медорганизация не доказала обоснованность превышения установленного объема средств на оплату медпомощи, например: повышение заболеваемости, увеличение тарифов на оплату помощи, количества застрахованных лиц и (или) изменение их структуры по полу и возрасту. Медорганизация представила счета и реестры счетов с нарушением установленной процедуры, и они не прошли формально-логический контроль (были автоматически отклонены системой, в том числе в связи с превышением объемов) у страховщика и ТФОМС, следовательно, не может подтвердить оказание медуслуг в заявленном объеме.

По мнению суда, несоблюдение процедуры фактически исключило возможность проверки и контроля, что свидетельствует о недобросовестности медорганизации и возможности злоупотребления правом.

Наряду с этим медорганизация не обращалась в ТФОМС с предложением о перераспределении неиспользованных по стационару объемов медпомощи на объем поликлинической (амбулаторной) помощи в размере неоплаченных счетов. Медорганизация не обосновала ни исключительность случая, ни нарушение установленных сроков и порядка предоставления счетов и реестров счетов по независящим от нее обстоятельствам. В итоге ВС РФ пришел к выводу, что медорганизация не вправе требовать со страховщика спорную сумму.

Стало очевидно, что даже формальные нарушения процедуры могут повлечь за собой отказ в иске. Но дело, скорее, не в формальностях – в тотальном изменении подходов судебной системы к данному вопросу: по всей видимости, она пошла по пути фиксации расползающегося бюджета ОМС.

Что делать?

Конечно, в таких спорах нельзя  гарантировать исходы, благоприятные для медорганизаций. Но можно помочь им выстраивать стратегию взаимодействия со страховыми компаниями и тактику ведения дела в суде при помощи следующих практических рекомендаций:

  1. Если выделенный объем медпомощи превышен, медорганизации следует обратиться к страховщику с заказным письмом с предложением перераспределить объемы предоставления и финансового обеспечения медпомощи, обосновав необходимость внесения изменений в договор на ООМП и требуя от СК обратиться в ТФОМС с заявлением о выделении из нормированного страхового запаса дополнительных целевых средств на оплату медпомощи сверх установленного объема. Аналогичное письмо следует направить в ТФОМС.
  2. Если Комиссия по разработке ТП ОМС отказала в увеличении объемов медпомощи и ее финансового обеспечения, необходимо письменно оспаривать такое решение, последовательно обосновывая свою позицию.
  3. В пользу медорганизации говорят следующие аргументы:
  • При наступлении страхового случая закон гарантирует застрахованному лицу бесплатное оказание медпомощи в рамках территориальной программы ОМС.
  • Федеральный закон №326-ФЗ прямо указывает, что заключение договора на ООМП и договора о финансовом обеспечении ОМС осуществляется в пользу пациента (застрахованного лица) для реализации его права на бесплатное оказание медпомощи по ОМС.
  • Ни федеральное законодательство, ни базовая, ни территориальные программы ОМС не считают «превышение распределенного объема ее предоставления» основанием для отказа пациенту в оказании медпомощи. Отсутствует такое основание и для перенаправления пациента в иную медорганизацию. Возможность оказания бесплатной медпомощи в рамках ОМС не зависит от запланированного утвержденного комиссией по разработке ТП ОМС объема таких услуг и его превышения. Следовательно, медорганизация не вправе отказать застрахованному лицу в медпомощи из-за превышения выделенного на нее объема, так как нет оснований считать данный случай нестраховым.
  • На момент фактического обращения гражданина в медорганизацию она не владеет сведениями о превышении выделенных объемов медпомощи, поскольку при каждом обращении пациента они специально не выверяются. Неправильно, если медорганизация после превышения выделенных ей объемов перестанет оказывать медпомощь в своих стенах и будет заниматься только постановкой пациентов в «лист ожидания» до выделения дополнительных объемов или начала нового отчетного периода, а также информированием пациентов о возможности получить медпомощь где-то еще и маршрутизацией.
  • При возникновении спора СК и ТФОМС должны доказать, что такие медуслуги не входят в программу ОМС и что медорганизация нарушила обязательные требования к предоставлению медпомощи. Если установлено, что медпомощь оказана без нарушений и входит в программу ОМС, то СК не может отказать в оплате фактически оказанной медпомощи, ссылаясь только на формальное превышение объемов.
  • Действующее законодательство не возлагает на медорганизацию обязанности обосновывать корректировку объемов медпомощи. Поскольку страховая компания обладает исчерпывающей информацией о фактах оказанной медпомощи, то ее бездействие недобросовестно, так как участник гражданского оборота должен учитывать права и интересы другой стороны и содействовать ей.
  • ТФОМС – участник комиссии по разработке ТП ОМС, поэтому владеет всей информацией о потребности пациентов в медпомощи и может влиять на распределение ее объемов, но не предпринимает действий по защите прав пациентов в сфере ОМС.
  • Медорганизация и пациенты не могут нести ответственность за недостатки планирования ТП ОМС и корректировок объемов выделенной медпомощи. Если реальная потребность граждан в медпомощи больше этих объемов, то их превышение медорганизацией нельзя относить к финансовым результатам ее деятельности.
Обратный подход фактически закрепляет приоритет финансово-бюрократических взаимоотношений между страховщиком и ТФОМС перед потребностями пациентов в оказании медпомощи. Но согласно п. 4 ст. 4 федерального закона №326-ФЗ государство гарантирует соблюдение прав застрахованных на исполнение медорганизацией обязательств по ОМС независимо от финансового положения страховщика.

Могут или не могут медорганизация и пациенты нести ответственность за недостатки  планирования программы ОМС и своевременную корректировку объемов – вопрос уже скорее риторический. Тем не менее надеемся, что наши юридические рекомендации помогут отстоять свои интересы и добиться справедливости, как это недавно удалось клинике Михаила Ласкова, которая отсудила у ТФОМС 28 млн за медпомощь иногородним пациентам. Подробности читайте в нашей заметке.

Вопросы оплаты медицинской помощи в системе ОМС, в том числе межтерриториальные расчеты и оплата помощи сверх выделенных объемов, станут предметом весеннего эфира программы «Час онкологии с Полиной Габай». Следите за графиком эфиров и подписывайтесь на наш телеграм-канал. Там вы сможете в удобной форме получать информацию обо всех активностях фонда.

В силу ч. 6–9 ст. 38, п. 1 ч. 2, ч. 6 ст. 39, ч. 5 ст. 39.1 федерального закона №326-ФЗ, гл. IX Правил ОМС (утв. приказом Минздрава России от 28.02.2019 №108н) медорганизация заключает со страховщиком договор на ООМП по ОМС. По договору медорганизация оказывает застрахованным лицам медпомощь, а страховщик проводит контроль объемов, сроков, качества и условий предоставления медпомощи на основании представленных медорганизацией счетов (реестров счетов) и оплачивает ее по установленным тарифам. По общему правилу оплачивается только та медпомощь, что оказана в пределах объемов предоставления и финансового обеспечения, распределенных данной медорганизации решением комиссии по разработке региональной ТП. Это правило также предусмотрено и в самой ТП, и в договоре на ООМП.

Предъявление к оплате медпомощи сверх распределенного объема предоставления – основание для отказа в оплате (п. 1.6.2 и п. 1.6.3 Перечня оснований для отказа в оплате медпомощи (уменьшения оплаты), утв. приказом Минздрава России от 19.03.2021 №231н).

Объемы медпомощи могут быть превышены в случаях повышенной заболеваемости, увеличения тарифов, количества застрахованных лиц и (или) изменения их структуры по полу и возрасту. Тогда ТФОМС по обращению страховщика может принять решение о предоставлении недостающих средств из нормированного страхового запаса. Основанием для отказа является в том числе необоснованность дополнительно запрашиваемых средств, выявленная ТФОМС по результатам контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медпомощи, тарифов на оплату и проведения экспертизы качества медпомощи.

Колонка редакции
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Что можно Юпитеру, того нельзя быку

По просьбе «старших товарищей» и ввиду большого общественного резонанса комментирую ситуацию по поводу очерка о Хлестакове нашего времени.

Дело РОСОГШ своего рода пилот. Просто это первое общество, которое захотело разорвать кабальные отношения с АОР и доказать свое право самостоятельно распоряжаться своими же клиническими рекомендациями. Некоторые тоже хотели, но что-то им мешало. Почти всегда – банальный страх перечить, опасения «как бы чего не вышло».

Что касается РОСОГШ, то они большие молодцы, что начали. Апдейт рекомендаций по опухолям головы и шеи не пропускали без согласования лично с Каприным, притом что АОР – только условный соразработчик. При этом АОР посчитал возможным подать на апдейт клинреки по раку желудка не просто без согласования с RUSSCO, т. е. с основным (!) разработчиком, а даже вопреки их мнению и воле. Получается, quod licet Iovi, non licet bovi.

По ситуации с РОСОГШ было получено заключение двух ведущих вузов страны (МГУ и МГЮА им. Кутафина), доказывающее право РОСОГШ распоряжаться своими рекомендациями без спарки с АОР. Далее последовала подача в суд, но потом иск пришлось отозвать. Я лично считаю, что это было ошибкой, но кто мог подумать, что АОР воспримет это как возможность невозбранно объявить себя разработчиком клинреков РОСОГШ? По всей видимости, они посчитали срок действия рекомендаций по опухолям головы и шеи истекшим. Но это чушь: клинреки не являются нормативными правовыми актами, и срок их действия не регулируется. Они должны пересматриваться, но запоздание с пересмотром не означает окончание срока их действия.

С юридической точки зрения правда на стороне РОСОГШ, но вся эта правда пока что привела к тому, что что клинреки больше года не могут обновиться, а пациенты лишены доступа к новейшей терапии. Считаю, что это история не РОСОГШ – это история каждой (!) противораковой общественной организации.

Хочется верить, что в эту ситуацию рано или поздно вмешается регулятор, так как конфликты в профессиональной среде очень сильно дестабилизируют здравоохранение.

Одной из задач нашего фонда является поддержка профсообществ, в том числе в общественном пространстве, в отношениях с регулятором и даже внутри профессиональной среды. В наше время юридические компетенции – азбука успешных переговоров и договоренностей – но важно, чтобы они еще и соблюдались. Сейчас с этим туго, ведь наличие даже небольшой власти в сочетании с большим отсутствием совести приводит к произволу, пусть даже и с милой улыбкой на устах. Я считаю, что дело РОСОГШ могло быть завершено спокойно и достойно для всех сторон, но теперь, думаю, нас ждет второй акт.

 

8/04/2022, 9:00
Комментарий к публикации:
С глубоким уважением, или Хлестаков нашего времени
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
Главный редактор
История обманутого доверия

Уважаемые коллеги! В связи с многочисленными комментариями и вопросами по поводу публикации «С глубоким уважением», как главный редактор, считаю необходимым пояснить некоторые моменты.

Данная история началась в 2019 году, когда я был приглашен руководить проектом по разработке клинических рекомендаций под эгидой Ассоциации онкологов России (АОР). На тот момент произошла смена президента АОР, и у ассоциации не было собственных клинических рекомендаций, поэтому я был привлечен к этому проекту в связи с моим большим практическим опытом по переводу, редактированию и рецензированию иностранных клинических рекомендаций.

На тот момент стояла задача в кратчайшие сроки разработать клинреки по всем разделам онкологии. Моя многолетняя работа в РОНЦ им. Блохина позволила аккумулировать ресурсы почти всех противораковых сообществ, многие из которых базировались и базируются на территории именно этого научно-исследовательского центра.

Профассоциации и эксперты сдали все документы вовремя, притом что эта колоссальная работа была выполнена на безвозмездной основе. На тот момент сотрудничество с АОР казалось логичным, общества отвечали только за контент и были избавлены от технической и бюрократической составляющей работы с Минздравом. При этом в соответствии с нормами законодательства каждое из обществ имело и имеет право самостоятельно подавать в Минздрав клинические рекомендации.

Сейчас это право грубо нарушено, несмотря на нормы законодательства. Ассоциации оказались в ловушке своего доверия, и это произошло фактически моими руками, так как я убедил всех, что объединение и общее дело пойдут всем на пользу.

Никто (и я в том числе) не мог предположить, что коммуникация с АОР окажется столь токсичной для ряда организаций, чьи профессиональные интересы грубо пересеклись с иными интересами отдельных товарищей. Это и стало причиной моего расхождения с АОР. Дело дошло до того, что летом 2021 года я написал резкое письмо на имя академика Каприна, порекомендовав ему уважительно и достойно относиться к труду своих коллег. После такого письма мне, ясное дело, осенью пришлось покинуть АОР и возглавить фонд «Вместе против рака», чья основная задача – поддерживать профессиональные противораковые организации и защищать их интересы.

Корневая проблема в том, что лично я, равно как и многие мои друзья и коллеги, выросли в эпоху академика Давыдова. Про него, безусловно, можно говорить и думать разное, однако все мы знаем этого человека не только как гениального хирурга, но и как главного идеолога онкологического сообщества, харизма которого влюбляла в себя почти любого. Его обожали даже те, кто ненавидел. И в первую очередь – за его принципиальную профессиональную позицию. Он всегда отстаивал ее сам и давал эту возможность другим. Мы развивались в свободной профессиональной среде, именно она позволяет расти.

Сейчас же мы в периоде стагнации и деградации профессиональных отношений, которая вызвана концентрацией профессиональной власти в одних руках – вместо рационального управления и развития всё скатилось к владению и потреблению. Имперский подход возможен в геополитике, но он откровенно неуместен в профессиональной среде.

7/04/2022, 8:24
Комментарий к публикации:
С глубоким уважением, или Хлестаков нашего времени
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
Главный редактор
Слово не воробей…

Если наступит острый дефицит современных импортных онкопрепаратов, то таким письмом вопрос не решить: придется пересматривать все клинические рекомендации, притом не только в части лекарственной, но и в части лучевой терапии и др. При таком подходе исчезнет молекулярная диагностика, а ведь на ее основе строится вся современная терапия, так называемая персонализированная медицина.

Экспертные группы профессиональных сообществ по разработке клинреков в 2019–2021 годах делали все, чтобы наши пациенты получали помощь сообразно европейским и американским клиническим протоколам. В разных странах существуют различные подходы, и некоторые государства обеспечивают определенный минимум в рамках бесплатных программ, а больший объем пациент получает в соответствии с программами страхования. В России нет дифференциации по уровню страхования, пациент имеет достаточно широкий объем госгарантий, по крайней мере на бумаге. Поэтому переход на предложенные письмом «аналоги» потребует либо пересмотра гарантий, либо пересмотра механизмов страхования. Но надеемся, что до практической реализации письма дело не дойдет, ведь это фактически откат онкологии минимум на 20 лет.

В любом случае важно создавать условия для полноценного импортозамещения, но только чтобы замены были соразмерны. Однако самое главное – чтобы под шумок не появились компании, которые будут штамповать некачественные отечественные препараты. Как, собственно, и вышло с письмом от НМИЦ радиологии с рекомендациями о замене на якобы аналогичные схемы лекарственной терапии. Такие решения должны приниматься достойно, после обсуждения с профсообществом, с пониманием последствий и с должной разъяснительной работой в регионах. Пренебрежение этими аспектами привело к панике, фактическому принятию письма как руководства к действию, риску неполучения пациентами полноценной терапии и рискам для практикующих врачей, обязанных соблюдать действующие клинические рекомендации.

28/03/2022, 22:49
Комментарий к публикации:
Противоопухолевым препаратам ищут российские аналоги
Страница редакции
Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Гость
Гость
2 месяцев назад

Нерациональный объем обследования. Сама столкнулась. Гигрома на пальце руки ( т.е. киста размером 0,5 см) у практически здорового человека. Местное лечение не помогло, постоянное вскрывалась. Думаете сколько надо было пройти обследований и сдать анализов, чтобы в амбулаторной хирургии её удалить? Анализов больше 10 клинические, б/х + ВИЧ, все гепатиты, RW + ЭКГ, ФОГ, гинеколог. Что ещё уже не помню. Собирала эту пачку месяц ( очереди, контакты, отсутствие талонов на некоторые анализы. Пришлось часть платно сдавать). И это при том, что я сама врач. Второй момент. Мне иногда давали на экспертизу истории болезни ( педиатр). Так вот : анамнез 2 слова, а обследований куча, причем, часть ненужных. Известный факт, что хорошо собранный анамнез – это гле- то 80, а может и больше % диагноза. Обоснования диагноза нет или тоже в двух словах. Не везде, конечно.

Гость
Гость
2 месяцев назад

Да, современная действующая система ОМС, родом из Бюджетного финансирования, была создана в 90-ых как спасительная и переходная мера и уж слишком задержалась (на 30 лет) и изжила себя. Конечно давно должна эволюционировать, иначе вопросы, связанные с нестыковками в финансировании, будут множится.

Актуальное
все