Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

В Госдуме проконтролируют организацию и оказание онкопомощи в регионах. Результаты опросов врачей и пациентов будут визуализированы на интерактивной карте

/

В Госдуме запустили проект общественного контроля работы онкослужбы «Онкомонитор»

/

Вышел в свет первый выпуск экспертно-аналитического вестника «ЭХО онкологии»

/

В реанимацию могут не пустить братьев пациента, опекунов и детей до 14 лет. Больницы не обязаны выполнять эти требования, поясняет эксперт

/

Как устроена диагностика в системе ОМС, как развивается онкодиагностика, как упростить взаимодействие частной и государственной медицины?

/

Минздрав ставит целевые показатели по улучшению здоровья россиян. А когда не достигает их — манипулирует статистикой

/

«К заключениям из частных клиник относятся крайне скептически» Что нужно знать об отсрочке от мобилизации по болезни?

/

Сколько стоит честь врача? Недорого. О перспективах защиты медработниками чести и достоинства в суде

/

На раке решили не экономить. ФФОМС попробует отказаться от оплаты высокотехнологичного лечения онкологии по тарифам, утвержденным Минздравом РФ

/

«Осуждение врачей за убийство войдет в историю». Дело работников калининградского роддома плачевно скажется на всей отрасли здравоохранения

/

Применение препаратов off-label у детей «формально заморожено» до вступления в силу клинических рекомендаций и стандартов медпомощи

/

А полечилось как всегда. Закон о назначении детям «взрослых» препаратов дал неожиданный побочный эффект

/

Как в России лечат рак молочной железы? Минздрав России опубликовал новые стандарты медицинской помощи при раке молочной железы у взрослых

/

ФСБ расследует «финансирование» российских медработников иностранными фармкомпаниями

/
Пост-релиз
2 апреля 2024
286

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

Автор: Фонд «Вместе против рака»

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

В Уфе состоялось расширенное совещание «Борьба с онкологическими заболеваниями в Республике Башкортостан: диагностика, лечение, маршрутизация». Встреча, прошедшая 29 марта 2024 года, организована рабочей группой по онкологии, онкогематологии и трансплантации Комитета Госдумы по охране здоровья. Ее возглавляет депутат Госдумы РФ, научный руководитель НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева академик РАН, д.м.н., профессор Александр Григорьевич Румянцев.

Организация оказания медпомощи онкопациентам: что было, есть и будет

В совещании приняли участие руководители регионального Минздрава, ТФОМС, Государственного Собрания – Курултая, Контрольно-счетной палаты Республики Башкортостан, а также главные внештатные специалисты субъекта, руководители онкологических учреждений и их заместители. Эксперты обсудили результаты работы онкослужбы региона, достижения и сложности, а также пути их решения и дальнейшие направления для развития.

В приветственном обращении к участникам мероприятия Александр Румянцев отметил, что за годы действия программы «Борьба с онкологическими заболеваниями» (далее – БОЗ) с 2019 по 2024 годына нужды отрасли выделено беспрецедентное финансирование – почти 1 трлн руб. Были разработаны и внедрены клинические рекомендации, получила развитие инфраструктура онкологических учреждений.

В послании Федеральному собранию 29 февраля Президент России Владимир Путин заявил о продлении проекта БОЗ на 2025–2030 годы. Чтобы аргументированно планировать последующие шаги, необходимо подвести итоги проекта, проанализировать успехи и недостатки, оценить реальную эффективность, призвал академик Румянцев.

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания
На фото: Румянцев Александр Григорьевич, Габай Полина Георгиевна

Он отметил, что именно с этой целью – помогать двигаться вперед – был запущен проект ОНКОмонитор. Это парламентский и общественный контроль за организацией онкологической помощи. Его цель – постоянно наблюдать за порядком организации и финансирования онкопомощи, давать оценку удовлетворенности граждан и специалистов системой онкопомощи. Ежеквартальные отчеты по результатам мониторинга будут обсуждаться на парламентских совещаниях и мероприятиях в рамках федеральных округов.

Участников совещания также приветствовала заместитель председателя Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан Тамара Тансыккужина. Она напомнила, что в России насчитывается около 4 млн больных раком, в том числе 30 тыс. детей, 800 из которых проживают в Башкортостане.

В этой связи она отметила важность мероприятий по раннему выявлению и маршрутизации пациентов с подозрением на наличие онкологии. В республике наметилась тенденции к снижению смертности от ЗНО. Это обусловлено как своевременной постановкой диагноза, так и другими мероприятиями, которые повышают доступность стационарной и амбулаторной онкологической помощи жителям республики.

Большим вкладом в борьбу с детскими онкозаболеваниями депутат назвала завершение в прошлом году строительства Республиканского центра детской онкологии и гематологии на базе бывшего отделения онкологии Республиканской детской клинической больницы. Центр соответствует всем современным стандартам оказания медицинской помощи, и юные пациенты с января этого года начали получать там высокотехнологичную медпомощь.

Тамара Тансыккужина указала на важность работы парламентариев республики в тесной связи со всеми профильными министерствами, ведомствами, органами местного самоуправления и научными учреждениями. По ее словам, в марте 2021 года депутаты Курултая приняли участие в заседании президиума Совета законодателей при Федеральном собрании РФ. Среди решений президиума было предложение по формированию единого федерального регистра детей с онкозаболеваниями в системе ЕГИСЗ. Также внесены предложения по совершенствованию системы лекарственного обеспечения онкобольных и решению проблемы дефицита узких специалистов по лечению детей с ЗНО. Эти направления и сегодня определяют работу законодателей в сфере здравоохранения.

На совещании говорили о том, как важно учитывать опыт регионов, их трудности и достижения на пути повышения доступности и качества онкологической помощи. По словам и.о. министра здравоохранения Республики Башкортостан Роберта Иштукова, региональный проект БОЗ стал основным инструментом в реформировании онкологической службы региона. Создано 13 центров амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП), действуют 10 отделений лекарственной терапии, переоснащены медицинские организации, проведена цифровизация службы. В результате удалось снизить показатели смертности от новообразований, в том числе злокачественных. Например, в 2023 году этот показатель в целевом виде значился как 173,9 случая на 100 тыс. населения, а по факту составил 158,9 (в 2022 году – соответственно 175,3 и 161,3).

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

Слева направо: Шагимуратов Константин Нилович, Иштуков Роберт Ризович

Есть и другие отрадные результаты, сообщила директор ТФОМС Республики Башкортостан Юлия Кофанова. По ее словам, удельный вес больных с ЗНО, выявленными на ранней стадии, увеличился до 63%. При этом удельный вес больных с ЗНО, состоящих на учете 5 лет и более, вырос до 60%. Одногодичная летальность пациентов с ЗНО снизилась до 17,3%. Увеличилась до 80% доля лиц с онкозаболеваниями, прошедших обследование и/или лечение в текущем году из числа состоящих на диспансерном наблюдении.

Несмотря на успехи, перед онкологической службой региона стоит еще целый ряд нерешенных вопросов, отметил главный врач Республиканского клинического онкологического диспансера д.м.н. Адель Измайлов. Это дефицит объемов оказания онкопомощи и проведения медико-генетических и инструментальных исследований (КТ, МРТ с контрастированием, эндоскопических исследований), нехватка врачей-онкологов, в том числе специалистов первичного звена и диагностических служб.

«ОНКОмониторинг»: что говорят цифры

Результаты мониторинга работы онкологической службы Республики Башкортостан представила вице-президент фонда «Вместе против рака», член рабочей группы по онкологии, онкогематологии и трансплантации Комитета Госдумы по охране здоровья к.ю.н. Полина Габай.

При анализе использованы нормативно-правовые акты Республики Башкортостан, тарифные соглашения по ОМС на территории Республики Башкортостан на 2022, 2023, 2024 годы, данные Министерства здравоохранения Республики Башкортостан, полученные в ответ на запрос «ОНКОмониторинга».

В рамках мониторинга изучены:

  • расходы регионального бюджета на онкологию;
  • практика установления нормативов объема медпомощи и финансовых затрат на единицу объема медпомощи;
  • планирование объемов медпомощи и финансирования;
  • тарифное соглашение на 2024 год;
  • лекарственное обеспечение онкопациентов;
  • кадровый вопрос;
  • порядок маршрутизации.

Согласно представленным на совещании данным в Республике Башкортостан ежегодно осуществляется софинансирование ОМС со стороны регионального бюджета и расходы последнего растут с каждым годом (1,4 млрд в 2022 году – 5,1 млрд в 2024 году). При этом согласно террпрограмме госгарантий плановое финансирование онкологической помощи за счет «сверхбазы» с каждым годом снижается (с 300 до 75 млн).

Финансирование региона по рубрике ВМП-2 с 2022 года осуществляется примерно в одинаковом объеме (около 1,15 млрд руб.). Однако неясно, сколько из этих средств тратится на онкологию, и тратится ли вообще: ответ на запрос не представлен.

Большую часть расходов на регпрограмму БОЗ составляют денежные средства, поступившие в виде межбюджетных трансфертов из федерального бюджета.

Что касается территориальной программы госгарантий  и установления нормативов объема медпомощи и финансовых затрат на единицу объема медпомощи, то эти показатели регионом систематически корректируются. Учитываются этапы оказания медпомощи, уровень и структура заболеваемости, приоритетность финансового обеспечения первичной медико-санитарной помощи, а также другие факторы.

По причинам недостаточности финансирования планирование объемов медпомощи и финансового обеспечения в регионе осуществляется недостаточно обоснованно. Практически по всем показателям план регулярно перевыполняется, что не учитывается при планировании на будущий год. Также по ряду показателей снижается плановое финансирование.

Тарифное соглашение по ОМС на 2024 год соответствует нормативно установленным требованиям и обеспечивает потребности диагностики и лечения онкопациентов. В нем предусмотрены амбулаторные тарифы на лабораторные и инструментальные исследования, возможность межтерриториальных и межучрежденческих расчетов, коэффициент сложности лечения пациента для сопроводительной терапии в дневном и круглосуточном стационарах.

Что касается лекарственного обеспечения, то в 2021 году отмечено снижение динамики трат по федеральной льготе и ОМС. Но в целом траты на лекарственное лечение в рамках федеральной и региональной льготы и за счет средств ОМС растут.

В регионе присутствует кадровая проблема. Полина Габай отметила низкую укомплектованность физлицами и достаточно высокий коэффициент совместительства. При этом ситуация, во-первых, соответствует общероссийскому тренду, а во-вторых, демонстрирует положительную динамику почти по всем специальностям.

Анализ порядка маршрутизации показал, что в целом он не содержит четких инструкций, алгоритмов и порядков взаимодействия специалистов при маршрутизации пациента на всех этапах оказания онкопомощи. Документ также не соответствует методическим рекомендациям по организации ЦАОП в субъектах Российской Федерации (утверждены Минздравом России 16.08.2021).

Характеризуя регпрограмму БОЗ, Полина Габай заключила, что она в целом соответствует установленным требованиям, а целевые показатели в предыдущем отчетном периоде достигнуты.

Лекарственное обеспечение онкопациентов: в чем проблемы

Заболеваемость ЗНО растет во всем мире, что ставит экономики стран перед новыми вызовами. Директор Бюро по изучению рака, член Международной группы ASCO к.м.н. Илья Тимофеев предложил взглянуть на ситуацию на примере онкоурологических заболеваний, где наблюдаются негативные тренды. Количество новых случаев в России в 2021 году на 56% превысило показатель 2007 года, похожая динамика отмечается и в США. Согласно озвученным прогнозам к 2036 году абсолютное число пациентов с онкоурологическими опухолями в РФ удвоится. Рак предстательной железы вместе с почечно-клеточным раком и раком мочевого пузыря войдут в топ-5 самых частых опухолей у мужчин.

В России созданы клинические рекомендации по лечению онкоурологических заболеваний, которые включают все зарегистрированные опции и очень похожи на европейские и американские рекомендации.

Проблема, однако, состоит в том, что бюджет ограничен и вряд ли в ближайшие годы вырастет настолько, чтобы обеспечить выполнение всех рекомендаций в условиях реальной практики. Тем не менее можно внедрить приоритетные подходы и тратить бюджет рационально, а не «размазывать» его по всем клиническим рекомендациям. Это позволит увеличить продолжительность жизни в общей популяции, убежден эксперт.

Инновационные подходы, в том числе масштабное внедрение новых антиандрогенов в первой линии терапии рака предстательной железы, персонализированной и таргетной терапии рака мочевого пузыря в последующих линиях и адъювантной иммунотерапии почечно-клеточного рака, могут существенно сократить смертность в этих когортах пациентов. «Концентрация» бюджета на “рациональных” опциях приведет к желаемому росту продолжительности жизни», – убежден Илья Тимофеев.

Количество пациентов, получающих льготные лекарственные препараты, в динамике растет. Об этом говорил заведующий отделом противоопухолевой лекарственной терапии Республиканского клинического онкологического диспансера Александр Султанбаев. С целью увеличения доступности лекарственной помощи в этом году в Уфе открыли пункт выдачи рецептов для пациентов с ЗНО. Это должно улучшить контроль за выдачей препаратов, за состоянием пациентов и динамикой их заболеваний на фоне проводимой терапии.

Тем не менее, барьеры в доступности противоопухолевой лекарственной терапии еще остаются. Среди них недостаточное финансирование, дефицит бюджета ОМС и регионального льготного обеспечения: региональные коэффициенты не соответствуют уровню заболеваемости. Пути преодоления проблем, по мнению Александра Султанбаева, лежат в оплате всех сверхобъемов, увеличении объема средств в региональной программе льготного лекарственного обеспечения, централизации онкологической службы.

В Республике Башкортостан отмечаются недостатки и в лекарственном обеспечении детей с ЗНО. Они также во многом связаны с недостаточными объемами выделяемых средств, сказала главный детский гематолог Республики Башкортостан, к.м.н. Эльвира Якупова. По ее словам, необходимо следующее:

  • увеличить количество квот для оказания высокотехнологичной медицинской помощи гражданам за счет средств бюджета республики с учетом субсидии;
  • увеличить долю высокозатратных КСГ;
  • увеличить коэффициент относительной затратоемкости при лекарственной терапии острых лейкозов за счет включения отдельных препаратов (пэгаспаргаза).

Эксперт также высказалась за расширение перечня жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих редких (орфанных) заболеваний, которые приводят к сокращению продолжительности жизни граждан или их инвалидности.

Дефицит средств для полного лекарственного обеспечения пациентов ощущают все государства. Однако в ряде развитых стран задействуется еще один источник – гуманитарное финансирование, отметил Александр Румянцев. Он пояснил, что имеет в виду средства от благотворительных взносов и такой опыт уже есть и в России. «Здравоохранение и здоровье людей могут быть поддержаны серьезным бизнесом, который будет знать, что эти деньги идут точно на эти цели. Думаю, что такой региональный вариант мог бы серьезным образом дополнить финансирование, в том числе лекарственное обеспечение пациентов с онкологическими заболеваниями», – сказал академик.

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

Слева направо: Байрамгулов Рустам Равилович, Румянцев Александр Григорьевич, Иштуков Роберт Ризович

Кадровые вопросы онкослужбы: как справиться с дефицитом

В Башкортостане штатное расписание онкослужбы предусматривает 283 взрослых врачей-онкологов, 4 детских онкологов, 47 врачей-радиологов. Укомплектованность по этим должностям составляет соответственно 98,2, 100 и 99,5%. Однако в ЦАОП ситуация гораздо хуже: штат включает 31 врача-онколога, а укомплектованность составляет всего 64,9%. «Предполагалось, что ЦАОПы заместят первичные онкологические кабинеты и смогут забрать на себя пациентов. Но они в основном располагаются в крупных городах.  На сегодняшний день работу в них совмещают врачи из других организаций», – обрисовал ситуацию заместитель главного врача по амбулаторно-поликлинической работе Республиканского клинического онкологического диспансера Роберт Рахимов.

По его словам, несмотря на реализацию ряда программ, направленных на ликвидацию кадрового дефицита, в районах ощущается нехватка специалистов. Причин тому несколько:

  • профессиональная изолированность, отсутствие возможности обмениваться опытом и использовать в своей практике достижения современной медицины;
  • повышенная нагрузка и низкая материально-техническая оснащенность медицинских организаций;
  • неудовлетворенность заработной платой и отсутствие современной развитой городской инфраструктуры.

Чтобы улучшить ситуацию, сообщил Роберт Рахимов, в Башкортостане планируют централизовать онкологическую службу, присоединив часть ЦАОП к Республиканскому клиническому онкологическому диспансеру. Кроме этого, планируется обеспечить бюджетное финансирование программ подготовки и переподготовки по специальности «Онкология» и улучшить меры материальной поддержки специалистов, работающих в ЦАОП и первичных онкологических кабинетах.

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

Слева направо: Рахимов Роберт Рафикович, Якупова Эльвира Венеровна

Часть планов уже удалось реализовать. Открыт Центр дистанционной лучевой диагностики в Республиканском клиническом онкологическом диспансере, там же работает Центр дистанционных консультаций. Организованы телемедицинские консультации с федеральными центрами, функционирует Центр управления онкологическими рисками.

Согласно позиции проректора Башкирского государственного медицинского университета д.м.н., профессора Виталия Викторова залогом решения проблем кадрового дефицита в онкослужбе региона может стать подготовка профессиональных кадров в высшей школе. Для этого необходимо усилить взаимодействие с региональным здравоохранением в рамках научно-образовательного кластера республики, проводить клинические конференции и разборы, лечебную и консультативную работу на клинических базах кафедр. Проректор высказался за участие сотрудников кафедр в оказании медицинской помощи на клинических базах (в том числе на условиях совместительства) и в работе Минздрава Башкортостана в качестве ГВС и экспертов Росздравнадзора, Роспотребнадзора. Необходима также разработка и внедрение новых профессиональных программ повышения квалификации по актуальным проблемам онкологии.

А что же с онконастороженностью?

Диспансеризация в 2023 году позволила выявить 1301 случай ЗНО (из них 558 случаев на I–II стадии), привела данные заместитель главного врача по медицинской части Городской клинической больницы №13 г. Уфа Алтынай Жуманиязова. Медики проводят выездную диспансеризацию, приглашают население на диспансеризацию путем обзвона, информируют трудовые коллективы об обязательности ее прохождении. Однако, признала она, проводимых мер по повышению онконастороженности недостаточно. Следует усилить информирование населения через СМИ и соцсети, улучшить материально-техническую базу медучреждений, информатизировать рабочие процессы, повысить ответственность работодателей за прохождение работниками процедуры диспансеризации, а также активнее привлекать молодых специалистов в амбулаторное звено.

Полина Габай обратила внимание, что данные по онконастороженности, предоставленные по запросу «ОНКОмониторинга» Минздравом Башкортостана, не соответствуют тем показателям, которые заложены в региональной программе БОЗ. В подтверждение она привела несколько конкретных цифр: в 2023 году предполагалось, что анкетный скрининг пройдут 2,8 млн человек, по факту охвачено 1 млн 895 тыс. человек; доля пациентов с раком шейки матки, выявленном на I–II стадии, составила 64,6%, а показатель был 67,9%. «Ну а с долей населения, фактически охваченного скринингом колоректального рака, показатели вообще очень плохие, потому что они должны быть 80%, а выполнили 30%. Вы ссылаетесь на нормативные акты, говорите, что довольно много людей прошло диспансеризацию. Но если это разбить на определенные направления, сравнить с теми показателями, которые заявлены в региональной программе, то они во многом не достигнуты», – указала эксперт.

Алтынай Жуманиязова признала, что сложности есть и главная связана с самими пациентами: они затягивают обращение к врачу, невнимательно относятся к своему здоровью, недооценивают симптомы заболевания, страшатся возможного диагноза. «Сложно достучаться до пациентов, даже проводя обзвон, а сейчас начаты даже и подворовые обходы. Бывает так, что пациент числится за какой-то организацией, но когда начинаешь поисковые работы, то выясняется, что он уже переехал в другой».

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

На фото: Камалетдинова Юлия Юрьевна

По словам ГВС по эндоскопии Минздрава Республики Башкортостан, заведующей эндоскопическим отделением Республиканского клинического онкологического диспансера к.м.н. Юлии Камалетдиновой, колоректальный рак (КРР) занимает лидирующие позиции в структуре заболеваемости и смертности от онкозаболеваний. Заболеваемость КРР в составляет 12,4%: это второе место в  структуре заболеваемости ЗНО (после рака молочной железы). А смертность достигает 13,9%: второе место в структуре смертности после рака легкого. Стратегия внедрения скрининга КРР клинически эффективна и экономически обоснованна, так как позволяет выявлять и удалять полипы, изменять удельный вес запущенных форм.

Особенностью модели скрининга КРР в рамках диспансеризации определенных групп взрослого населения в Башкортостане эксперт назвала централизацию программы. Добавив, что для успеха необходимо также сотрудничать с общественными организациями, частными структурами, фондами и пр. с целью привлечения дополнительных средств и освещения значимости проблемы.

Полина Габай обратила внимание на несоответствие некоторых данных доклада.  Так, по словам Юлии Камалетдиновой, скринингом КРР в регионе охвачено чуть более 60% населения. Однако показатель, который предоставил «ОНКОмониторингу» региональный Минздрав, в 2 раза ниже. Полина Габай указала на это: «Мы просим сверить цифры, принять в этом активное участие, потому что в протокол мы будем вносить официальные цифры. Сегодня в некоторых случаях я видела несоответствие, поэтому прошу представителей министерства сообщить достоверные цифры».

Как работают диагностические службы

Республиканский медико-генетический центр в Башкортостане заработал в 2019 году. Благодаря помощи коллег из федеральных центров на сегодняшний день выполняются молекулярно-генетические исследования (МГИ), и их количество увеличивается. Как рассказал главный врач центра, ГВС по клинической лабораторной диагностике Минздрава республики Фаниль Билалов, в 2023 году было выполнено 5 952 исследования вместо плановых 3 845. Это стало возможным за счет перераспределения объемов исследований других видов и увеличения количества МГИ.

Вместе с тем, службе не удается преодолеть ряд трудностей. В частности, приборное и программное дооснащение не поспевает за увеличением объемов и потребностей; ограничено количество наборов и реактивов, имеющих регистрационные удостоверения. Реальная потребность в МГИ в регионе составляет 6 977 исследований (при плановом объеме 4356 исследований), а по направлению онкогематологии – около 6 000. По мнению Фаниля Билалова, требуется выделение отдельных объемов для проведения МГИ по профилю онкогематологии. Ощущается нехватка специалистов со средним специальным медицинским образованием и врачей–лабораторных генетиков. Кроме того, посетовал он, ПЦР-диагностика покрывает не все клинически значимые замены, а только наиболее частые. Стоит вопрос об интерпретации большого массива полученных данных и их внесении в Республиканскую медицинскую информационно-аналитическую систему.

О положении дел с патолого-анатомическими исследованиями проинформировал ГВС по патологической анатомии Минздрава Республики Башкортостан, заведующий республиканским патолого-анатомическим отделением Республиканской клинической больницы им. Г.Г. Куватова Вячеслав Кочержинский. По его словам, служба испытывает дефицит специалистов в медицинских организациях городов и районов. Для его скорейшего устранения необходимо выделить дополнительные ставки для трудоустройства новых сотрудников, а также дополнительные бюджетные места в клинической ординатуре по специальности «Патологическая анатомия». Кроме того, патолого-анатомические отделения медицинских организаций нуждаются в ремонте помещений и дальнейшем дооснащении оборудованием.

Специалист также указал на необходимость организации референс-центра регионального значения на базе патолого-анатомического отделения Республиканского клинического онкологического диспансера с возможностью проведения дистанционных консультаций. Полина Габай отметила, что в регпрограмме заявлено несколько референсных центров по паталогической анатомии на базе республиканских медорганизаций. На это Вячеслав Кочержинский ответил, что по факту их нет, а роль референс-центра сейчас фактически выполняет патолого-анатомическое отделение онкодиспансера. Оно проводит консультации, но не дистанционно, так как отсутствуют необходимые для этого сканирующие микроскопы.

Сомодератор секции «Патолого-анатомическая диагностика», профессор кафедры онкологии медицинского факультета СПбГУ, заведующий патолого-анатомическим отделением Медицинского институт им. Сергея Березина д.м.н. Григорий Раскин заметил: основная проблема отсутствия региональных референс-центров связана с нормативным положением о том, что таким центром должно быть федеральное учреждение. Поэтому все 18 референс-центров действуют в Москве либо Санкт-Петербурге. Полина Габай подтвердила наличие такого положения, тем не менее, сказала она, ситуацию с референсными центрами регионы решают по-разному.

ГВС по лучевой диагностике Минздрава Башкортостана, заведующий отделением лучевой и функциональной диагностики Республиканской клинической больницы им. Г.Г. Куватова к.м.н. Александр Шишигин доложил об организации работы службы лучевой диагностики. Эксперт сообщил, что укомплектованность кадрами, не считая совместителей, составляет 61%. «Но это как средняя температура по больнице: в Уфе и крупных городах показатель достигает 80–85%, а в мелких учреждениях стремится к нулю», – оговорил он. И добавил, что из-за отсутствия обученного персонала для работы с аппаратурой в небольших медорганизациях, работа ведется в дистанционном режиме, с привлечением специалистов из Уфы.

Участвовавший как сомодератор секции ГВС по лучевой и инструментальной диагностике Минздрава России, заведующий кафедрой рентгенологии и радиологии РМАНПО д.м.н., профессор Игорь Тюрин заметил на это, что дистанционные телеконсультации в отсутствие врача-рентгенолога не есть решение проблемы.

Александр Шишигин согласился с тем, что врач-специалист необходим для обратной связи с клиницистами. Однако, сказал он, в лучевой диагностике, как и во всех других специальностях, существует проблема недоукомплектованности кадров. Молодые специалисты не хотят ехать в небольшие города и остаются в крупных учреждениях, в том числе пытаются уехать в Москву, Санкт-Петербург. А в небольших больницах продолжают работать врачи-рентгенологи предпенсионного и пенсионного возраста, которые осваивать новые методики не могут либо просто не хотят.

С точки зрения Игоря Тюрина, вопрос стратегический. Если в медицинской организации есть не только рентгеновский аппарат, но и компьютерный томограф, то речь должна идти о возобновлении нормальной работы рентгеновской службы. «Приобретение в медицинскую организацию УЗИ-аппаратов экспертного класса в отсутствие рентгенологов, врачей-специалистов по УЗИ-диагностике лишено всякого смысла. Если в отношении рентгенологической службы еще можно как-то объяснить дистанционные консультации и направление рентгеновских изображений или магнитно-резонансных томограмм в Уфу, то в отношении ультразвука это вообще не работает». Такая ситуация, опасается специалист, чревата еще и нерациональным расходованием ресурсов, быстрым износом дорогостоящей техники: «Вместо врача УЗИ-диагностики этим аппаратом экспертного класса будут пользоваться случайные люди из числа лечащих врачей, которые угробят аппарат через несколько лет. Это будут выброшенные на ветер государственные деньги».

Вместе с тем специалист отметил, что по кадровой ситуации Башкортостан, по сравнению со среднероссийскими показателями, отличается в лучшую сторону и это огромная заслуга рентгенологической службы на протяжении последних 30 лет. «Мы видим, что в республике есть огромный кадровый потенциал, это очень квалифицированные кадры. Это один из лучших в нашей стране примеров».

Сопроводительная терапия и лечение осложнений

Экономия на сопроводительной терапии приводит к несоизмеримо большим тратам, когда пациенты не могут получить лечение осложнений от противоопухолевой терапии или прерывают терапию из-за развившихся осложнений. Вот почему в стране нужна система финансирования сопроводительной терапии и лечения осложнений, сказал заместитель директора НИИ клинической онкологии по научной работе, заведующий химиотерапевтическим отделением №2 НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина д.м.н., профессор Алексей Трякин. По его словам, отсутствие такой системы приводит к целому ряду негативных последствий. Медицинские организации экономят на профилактике тошноты и рвоты, коррекции анемии, применении антикоагулянтов. Увеличиваются интервалы между курсами, а дозы препаратов сокращаются. Пациенты отказываются от продолжения лечения. Лечение «онкологических» осложнений непрофильными специалистами ухудшает результаты лечения.

«Необходимо решение проблемы путем разработки прозрачной системы финансирования. Государство тратит сотни миллиардов рублей на токсичную противоопухолевую терапию, теряя значительную часть эффективности из-за нескоррегированных побочных явлений», – сказал специалист. По его словам, расчет стоимости поддерживающей терапии, сделанный совместно с ЦЭККМП Минздрава России, показал, что финансовая потребность на эти цели составляет 13 млрд руб. в год. «Цифра выглядит вполне обоснованной долей трат, которые нужны для поддержания современного качественного онкологического лечения», – прокомментировал Алексей Трякин.

Сопроводительная терапия важна, соглашается с коллегой заведующий отделом противоопухолевой лекарственной терапии Республиканского клинического онкологического диспансера Александр Султанбаев. Она снижает риск осложнений химиотерапии, позволяет сохранить запланированную дозоинтенсивность терапии, влиять на непосредственный и отдаленный прогноз.

Однако решение вопроса упирается в ряд проблем. По словам докладчика, расходы медучреждений на госпитализацию пациентов с осложнениями на онкологические койки не возмещаются страховыми организациями или возмещаются не в полном объеме. Профилактика и лечение таких осложнений не предусмотрены онкологическими тарифами ОМС, за исключением фебрильной нейтропении. Тарифы для сопроводительной терапии и симптоматического лечения отнесены к КСГ к профилям «Прочее», «Гематология» и некоторым другим. А поэтому медучреждения оплачивают сопроводительную терапию из собственных средств. По указанным причинам онкобольных часто госпитализируют в непрофильные медучреждения, что негативно отражается на пациентах, ведь правильную помощь могут оказать только онкологи.

Голос региона услышан, работа продолжится

Нынешнее совещание только начало работы, сказала Полина Габай, подводя итоги круглого стола: «Мы надеемся на продолжение этой работы, чтобы актуализировать предоставленные ответы на запросы, в которых много неточностей. Хотим обратить внимание региона на то, что, на наш взгляд, работа ревизионного органа и местного законодателя ведется не в полном объеме. Мы полагаем, что должна быть слаженная работа законодательного органа, исполнительной власти, некоммерческих профессиональных организаций, главных внештатных специалистов. Только слаженной работой можно прийти к максимально эффективным результатам».

Борьба с онкозаболеваниями в Республике Башкортостан: итоги межпарламентского совещания

Слева направо: Камолов Баходур Шарифович, Габай Полина Георгиевна

Президент фонда «Вместе против рака», член рабочей группы по онкологии, онкогематологии и трансплантации Комитета Госдумы по охране здоровья к.м.н. Баходур Камолов отметил, что задача «ОНКОмониторинга» – находить и популяризировать положительные практики в регионах. «Наша задача – быть помощниками для клиницистов, чтобы и финансирование, и законы были им в помощь. И тогда мы сможем ваши чаяния и сложности обсуждать на более высоком уровне: общаясь с Федеральным фондом ОМС и законодателями, показать им, что и как на самом деле происходит на местах. Поэтому мониторинг мы будем проводить ежегодно».

Полина Габай подтвердила, что работа «ОНКОмониторинга» направлена в помощь регионам. Она отметила при этом: «В ходе совещания прозвучало мало вопросов, которые могут быть адресованы нам как представителям именно федерального законодателя. В каждом субъекте есть моменты, которые при всем желании не могут быть решены на уровне региона. Те положения, рекомендации, с которыми вы обратились к нам, мы услышали. Есть еще время, можете обращаться. Мы собираем проблемы региона и готовы дальше нести их на федеральный уровень».

telegram protivrakaru
Румянцев Александр Григорьевич
Румянцев Александр Григорьевич
депутат Госдумы РФ
  • академик РАН
  • доктор медицинских наук
  • профессор
  • член Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
  • научный руководитель ФГБУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Тимофеев Илья Валерьевич
Тимофеев Илья Валерьевич
директор Бюро по изучению рака
  • кандидат медицинских наук
  • врач-онколог
  • член Международной группы ASCO
Тимофеев Илья Валерьевич
Тимофеев Илья Валерьевич
директор Бюро по изучению рака
  • кандидат медицинских наук
  • врач-онколог
  • член Международной группы ASCO
Румянцев Александр Григорьевич
Румянцев Александр Григорьевич
депутат Госдумы РФ
  • академик РАН
  • доктор медицинских наук
  • профессор
  • член Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
  • научный руководитель ФГБУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Раскин Григорий Александрович
Раскин Григорий Александрович
заведующий патолого-анатомическим отделением МИБС
  • доктор медицинских наук
  • профессор кафедры онкологии медицинского факультета СПбГУ
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Тюрин Игорь Евгеньевич
Тюрин Игорь Евгеньевич
заведующий кафедрой рентгенологии и радиологии РМАНПО
  • доктор медицинских наук
  • профессор
  • главный внештатный специалист по лучевой и инструментальной диагностике Минздрава России
Тюрин Игорь Евгеньевич
Тюрин Игорь Евгеньевич
заведующий кафедрой рентгенологии и радиологии РМАНПО
  • доктор медицинских наук
  • профессор
  • главный внештатный специалист по лучевой и инструментальной диагностике Минздрава России
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат медицинских наук
  • исполнительный директор Российского общества онкоурологов
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета по охране здоровья Госдумы РФ
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
адвокат, вице-президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака»
  • кандидат юридических наук
  • учредитель юридической фирмы «Факультет медицинского права»
  • доцент кафедры инновационного медицинского менеджмента и общественного здравоохранения Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России
  • член рабочей группы по онкологии, гематологии и трансплантации Комитета Госдумы РФ по охране здоровья

При поддержке

Колонка редакции
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Выявил – лечи. А нечем
Выявил – лечи. А нечем
Данные Счетной палаты о заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗНО), основанные на информации ФФОМС, не первый год не стыкуются с медицинской статистикой. Двукратное расхождение вызывает резонный вопрос – почему?

Государственная медицинская статистика основана на данных статформы № 7, подсчеты  ФФОМС — на первичных медицинских документах и реестрах счетов. Первые собираются вручную на «бересте» и не проверяются, вторые — в информационных системах и подлежат экспертизе. Многие специалисты подтверждают большую достоверность именной второй категории.

Проблема в том, что статистика онкологической заболеваемости не просто цифры. Это конкретные пациенты и, соответственно, конкретные деньги на их диагностику и лечение. Чем выше заболеваемость, тем больше должен быть объем обеспечения социальных гарантий.

Но в реальности существует диссонанс — пациенты есть, а денег нет. Субвенции из бюджета ФФОМС рассчитываются без поправки на коэффициент заболеваемости. Главный критерий — количество застрахованных лиц. Но на практике финансирования по числу застрахованных недостаточно для оказания медпомощи фактически заболевшим. Федеральный бюджет не рассчитан на этот излишек. И лечение заболевших «сверх» выделенного финансирования ложится на регионы.

Коэффициент заболеваемости должен учитываться при расчете территориальных программ. Однако далее, чем «должен», дело не идет — софинансирование регионами реализуется неоднородно и, скорее, по принципу добровольного участия. Регионы в большинстве своем формируют программу так же, как и федералы, — на основе количества застрахованных лиц. Налицо знакомая картина: верхи не хотят, а низы не могут. Беспрецедентные вложения столицы в онкологическую службу, как и всякое исключение, лишь подтверждают правило.

Этот острый вопрос как раз обсуждался в рамках круглого стола, прошедшего в декабре 2023 года в Приангарье. Подробнее см. видео в нашем Telegram-канале.

При этом ранняя выявляемость ЗНО является одним из целевых показателей федеральной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями». Налицо асинхронность и алогичность в регулировании всего цикла: человек — деньги — целевой показатель.

Рост онкологической выявляемости для региона — ярмо на шее. Выявил — лечи. Но в пределах выделенного объема финансовых средств, которые не привязаны к реальному количеству пациентов. «Налечить» больше в последние годы стало непопулярным решением, ведь законность неоплаты медицинскому учреждению счетов сверх выделенного объема неоднократно подтверждена судами всех инстанций. Поэтому данные ФФОМС говорят о количестве вновь заболевших, но не об оплате оказанной им медицинской помощи.

Демонстрация реальной картины заболеваемости повлечет больше проблем, нежели наград. Такие последствия нивелирует цели мероприятий, направленных на онконастороженность и раннюю диагностику. Это дополнительные финансовые узы в первую очередь для субъектов Российской Федерации.

ФФОМС нашел способ снять вопросы и убрать расхождение: с 2023 года служба предоставляет Счетной палате данные официальной медицинской статистики. Однако требуются и системные решения. Стоит рассмотреть альтернативные механизмы распределения финансирования и введение специальных коэффициентов для оплаты онкопомощи. И, конечно же, назрел вопрос об интеграции баз данных фондов ОМС, медицинских информационных систем, ракового регистра и др. Пока что это происходит только в некоторых прогрессивных регионах.

26/01/2024, 14:27
Комментарий к публикации:
Выявил – лечи. А нечем
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Битва за офф-лейбл продолжается
Битва за офф-лейбл продолжается
Вчера в «регуляторную гильотину» (РГ) поступил очередной проект постановления правительства, определяющий требования к лекарственному препарату для его включения в клинические рекомендации и стандарты медицинской помощи в режимах, не указанных в инструкции по его применению. Проще говоря, речь о назначениях офф-лейбл. Предыдущая редакция документа была направлена на доработку в Минздрав России в феврале этого года.

Это тот самый документ, без которого тема офф-лейбл никак не двигается с места, несмотря на то, что долгожданный закон, допускающий применение препаратов вне инструкции у детей, вступил в силу уже более года назад (п. 14.1 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Вступить-то он вступил, но вот только работать так и не начал, потому что до сих пор нет соответствующих подзаконных нормативных актов. Подчеркнем, что закон коснулся только несовершеннолетних, еще более оголив правовую неурегулированность, точнее теперь уже незаконность, взрослого офф-лейбла. Но и у детей вопрос так и не решен.

Один из необходимых подзаконных актов был принят одновременно с законом – это перечень заболеваний, при которых допускается применение препаратов офф-лейбл (распоряжение Правительства от 16.05.2022 №1180-р). В перечень вошел ряд заболеваний, помимо онкологии, – всего 21 пункт.

А вот второй норматив (требования, которым должны удовлетворять препараты для их включения в стандарты медпомощи и клинические рекомендации) разрабатывается Минздравом России уже более года. Именно его очередная редакция и поступила на днях в систему РГ.

Удивляют годовые сроки подготовки акта объемом от силы на одну страницу. С другой стороны, эта страница открывает дорогу к массовому переносу схем офф-лейбл из клинических рекомендаций в стандарты медпомощи и далее в программу госгарантий. По крайней мере, в детской онкогематологии такие назначения достигают 80–90%. А это означает расширение финансирования, хотя скорее больше просто легализацию текущих процессов.

В любом случае для регулятора это большой стресс, поэтому спеха тут явно не наблюдается. Да и вообще решение вопроса растягивается, оттягивается и переносится теперь уже на 1 сентября 2024 года. Именно этот срок предложен Минздравом для вступления акта в силу. Еще в февральской редакции норматива речь шла о 1 сентября 2023 года, что встретило несогласие экспертов РГ. Причина очевидна – сам закон вступил в силу 29 июня 2022 года и дальнейшие промедления в его реализации недопустимы.

Что касается самих требований, то надо сказать, что в нынешней редакции они много лучше февральских, но тоже несовершенны. Не будем вдаваться в юридические нюансы: они будут представлены в РГ.

А в это время… врачи продолжают назначать препараты офф-лейбл, так как бездействие регулятора не может служить основанием для переноса лечения на 1 сентября 2024 года.

Ранее мы уже писали о проблеме офф-лейбл в других материалах фонда:

«Oфф-лейбл уже можно, но все еще нельзя»;

«Off-label или off-use?».

12/07/2023, 11:50
Комментарий к публикации:
Битва за офф-лейбл продолжается
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
Главный редактор
Потерянные и забытые
Потерянные и забытые
И снова о документе, который уже больше года никому не дает покоя – приказе №116н – порядке оказания онкологической помощи взрослым, который начал действовать с 2022 года. В адрес этого документа высказано так много замечаний и организаторами здравоохранения, и руководителями лечебных учреждений, и рядовыми врачами, что, казалось бы, говорить больше не о чем. К сожалению, это не так: тема оказалась неисчерпаемой. Эксперты фонда «Вместе против рака» тоже и уже не раз давали оценки новому порядку. Сегодня хочу остановиться на одном аспекте, имеющем колоссальную важность: речь пойдет о двух категориях онкологических больных, которым не нашлось места в новом порядке. Фактически о них просто забыли. Однако не забыл о них следственный комитет. Как раз на днях «Медицинская газета» осветила уголовное дело в отношении врача-хирурга, выполнившего спасительную резекцию ректосигмоидного отдела толстой кишки.

Если человека нельзя вылечить, то это не значит, что ему нельзя помочь

Таков основной посыл паллиативной помощи. Однако ее возможности ограничены: в частности, для онкологических пациентов не предусмотрена хирургическая помощь. Равно как не предусмотрена она и соответствующим порядком онкологической помощи. Речь о пациентах с распространенным раком, которые не могут быть прооперированы радикально, но нуждаются в паллиативном хирургическом вмешательстве. Такая помощь обеспечивает более высокое качество дожития, например, онкобольных с кишечной непроходимостью, кровотечениями при распространенном процессе, с нарушением оттока мочи, скоплением жидкости в плевральной или брюшной полости и т. д. Химиотерапевты не могут без стабилизации состояния провести таким пациентам лекарственное лечение. В специализированных онкологических учреждениях симптоматическая хирургия не предусмотрена. Да и вообще система паллиативной помощи не подразумевает хирургию. В неспециализированных учреждениях таких пациентов теперь тоже не ждут, если стационар не включен в региональную систему маршрутизации онкобольных.

С вступлением в силу приказа №116н такой больной может быть госпитализирован в многопрофильный стационар только как неонкологический пациент. Чтобы не нарушать никакие порядки и получить оплату за данный клинический случай, врачи вынуждены хитрить и фантазировать, выдумывая обоснования для госпитализации.

Часть людей обращается за такой помощью в частные клиники. Еще часть – в хосписы и паллиативные отделения, но вот только там нет хирургии. Таким образом, сформировалась когорта онкобольных, на которых действие нового порядка не распространяется. Подсчитать число таких пациентов сложно, так как теперь они находятся вне зоны внимания онкослужбы.

Между небом и землей

Ситуация вокруг этих больных нередко обрастает и дополнительными сложностями, которые недавно освещала наша редакция по результатам большого аналитического исследования, посвященного вопросам паллиативной помощи в России.

Во-первых, не все онкологи сообщают пациенту, что возможности лечения заболевания исчерпаны. Из-за этого не выдают направление в специализированные паллиативные отделения или хосписы. А некоторые просто не знают, что требуется дополнительное заключение. И складывается ситуация, когда пациент не получает онкологическое лечение, поскольку показаний уже нет, но и нет возможности получить паллиативную помощь, поскольку отсутствует направление от врача-онколога. Но наиболее важно то, что в контексте хирургической паллиативной помощи такие пациенты попросту вне курации обеих служб, т. е. без гарантий и помощи.

Во-вторых, имеются интересные особенности в преемственности онкологической и паллиативной помощи, а именно: странное «блуждание» пациентов между паллиативом и онкологией. Это обусловлено тем, что сопроводительная терапия в онкологическом секторе, в том числе уход за пациентом, обезболивание, устранение тошноты и рвоты, толком не регулируется и не оплачивается по программе госгарантий. Поэтому тяжелые, фактически умирающие от осложнений, пациенты попадают в паллиатив. А там при грамотном подходе буквально оживают и возвращаются в онкологические учреждения, чтобы продолжить основное лечение. С клинической точки зрения это нонсенс.

Сопровожден до осложнений

Означенные проблемы онкослужбы дали почву для появления другой когорты онкологических пациентов, оказание помощи которым не предусмотрено ни новым минздравовским порядком, ни иными нормативными актами, регулирующими данную сферу здравоохранения.

Я говорю о тех, кто нуждается в сопроводительной терапии осложнений, наступающих во время лечения онкологических заболеваний. По большому счету к их числу относятся все 100% онкобольных, поскольку те или иные неблагоприятные последствия «химии» возникают у каждого. Таких состояний много: тошнота, рвота, нейтропения, тромбоцитопения, анемия, инфекции, мукозиты, болевой синдром и т. д.

Да, онкологи назначают пациентам препараты, снижающие негативные проявления последствий химиотерапии, в частности противорвотные средства. Но, во-первых, такие препараты покупаются обычно за средства пациентов, во-вторых, состояния могут быть куда более серьезными, они не снимаются приемом таблетированных лекарств и требуют проведения инфузионной либо иной терапии в стационарных условиях. Однако попасть туда не так просто. В онкологической службе вся помощь исключительно плановая, поэтому онкобольной с осложнениями может поступить только в общелечебную сеть, где не всегда знают, как помочь пациенту с диагнозом «онкология» в случае резкого снижения гемоглобина, высокого лейкоцитоза и пр.

Иными словами, из поля зрения авторов порядка оказания онкологической помощи и разработчиков клинических рекомендаций выпала не просто группа больных, а целый раздел лечения. Хотя справедливости ради надо сказать, что «проведение восстановительной и корригирующей терапии, связанной с возникновением побочных реакций на фоне высокотоксичного лекарственного лечения» предусмотрено как одна из функций онкологических учреждений, однако соответствующих условий для реализации нет.

До сих пор нет ни отдельного тома клинических рекомендаций по сопроводительной терапии осложнений онкологических заболеваний, ни соответствующих разделов в профильных клинических рекомендациях по злокачественным новообразованиям, за редким исключением, которое еще больше подтверждает правило. А коль скоро нет клинических рекомендаций по оказанию данного вида медицинской помощи, нет и тарифов на него. А если нет тарифов, медицинские организации не могут заниматься сопроводительной терапией осложнений онкологических заболеваний. Круг замкнулся.

Безусловно, некая положительная тенденция к решению этой проблемы есть. Для начала в последние годы она довольно активно обсуждается. Кроме того, с 2023 года введен подход по использованию коэффициента сложности лечения пациента (КСЛП), который «удорожает» базовый тариф, доплата предназначена для возмещения расходов на сопроводительную терапию. Однако механизм крайне выборочно покрывает препараты, используемые для лечения осложнений, да и сумма в 16–18 тыс. руб. зачастую меньше реальных расходов.

Если бы данный вид медицинской помощи нашел полноценное отражение в клинических рекомендациях и новом порядке, это позволило бы создать в онкодиспансерах отделения сопроводительной терапии, которые принимали бы пациентов с осложнениями в режиме 24/7, в том числе по экстренным показаниям.

Что же происходит в реальности? То же, что и в случае с первой категорией онкобольных: человек сам приобретает нужные препараты и (или) ищет врача или медсестру, которые готовы ему помочь. Какими в случае неблагоприятных событий могут быть юридические последствия такой помощи «по договоренности», несложно представить.

21/03/2023, 12:05
Комментарий к публикации:
Потерянные и забытые
Страница редакции
Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Актуальное
все