Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

Федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями», стартовавший в 2019-м, в этом году успешно завершается

/

В Госдуме проконтролируют организацию и оказание онкопомощи в регионах. Результаты опросов врачей и пациентов будут визуализированы на интерактивной карте

/

В Госдуме запустили проект общественного контроля работы онкослужбы «Онкомонитор»

/

Вышел в свет первый выпуск экспертно-аналитического вестника «ЭХО онкологии»

/

В реанимацию могут не пустить братьев пациента, опекунов и детей до 14 лет. Больницы не обязаны выполнять эти требования, поясняет эксперт

/

Как устроена диагностика в системе ОМС, как развивается онкодиагностика, как упростить взаимодействие частной и государственной медицины?

/

«К заключениям из частных клиник относятся крайне скептически» Что нужно знать об отсрочке от мобилизации по болезни?

/

Сколько стоит честь врача? Недорого. О перспективах защиты медработниками чести и достоинства в суде

/

На раке решили не экономить. ФФОМС попробует отказаться от оплаты высокотехнологичного лечения онкологии по тарифам, утвержденным Минздравом РФ

/

«Осуждение врачей за убийство войдет в историю». Дело работников калининградского роддома плачевно скажется на всей отрасли здравоохранения

/

Применение препаратов off-label у детей «формально заморожено» до вступления в силу клинических рекомендаций и стандартов медпомощи

/

А полечилось как всегда. Закон о назначении детям «взрослых» препаратов дал неожиданный побочный эффект

/

Как в России лечат рак молочной железы? Минздрав России опубликовал новые стандарты медицинской помощи при раке молочной железы у взрослых

/

ФСБ расследует «финансирование» российских медработников иностранными фармкомпаниями

/
Исследования
16 января 2023
76724

Цитокиногенетическая терапия: чудеса науки или маркетинга?

Автор: Фонд «Вместе против рака», «Факультет медицинского права»
Цитокиногенетическая терапия: чудеса науки или маркетинга?
В октябре-ноябре 2022 года отмечался внезапный всплеск интереса онкопациентов к «новому» методу лечения онкологических заболеваний – цитокиногенетической терапии. Скорее всего, это было связано с тем, что 28 октября о ней подробно рассказывали в программе «О самом главном». Конечно, передача на крупном телеканале и участие в ней именитых врачей привлекли внимание, тем более что авторы метода обещали значительное улучшение результатов лечения даже в самых трудных случаях. Мы решили разобраться, существуют ли какие-то реальные подтверждения эффективности их подхода.

Где доказательства?

Метод предлагается одной из частных клиник и, по сути, представляет собой определение уровня ряда иммунологических показателей (а именно – активности гена TNF308 и уровня фактора некроза опухоли) с последующим введением различных иммуномодуляторов. На сайте клиники указано, что основным используемым лекарством является противоопухолевый препарат тимозин альфа-1 (торговое наименование «Рефнот») – рекомбинантный фактор некроза опухолей, а сам метод имеет огромные преимущества перед стандартным лечением. В других клиниках также проводится цитокинотерапия – теми же лекарственными препаратами, но без предварительного проведения исследований.

Если верить авторам, то применение цитокиногенетической терапии приводит к следующим эффектам:

  • снижение риска рецидивов на 80%;
  • увеличение вероятности остановки роста опухоли на 60%;
  • повышение радикальности последующей операции;
  • снижение риска рецидива после операции в 3 раза.

Обычно такие утверждения подкрепляются ссылками на исследования, в ходе которых проверялись эти данные. К сожалению, на сайте ссылок на исследования с высоким уровнем доказательности (да и вообще на любые исследования) не представлено, а значит, приходится верить авторам на слово. Единственная ссылка в описании метода ведет на несуществующую страницу. Зато есть заверение авторов в том, что «поддерживая уровень ФНО (фактора некроза опухоли), мы гарантированно продлеваем жизнь». Почему дается такая гарантия, тоже неясно – в общеонкологической практике это утверждение не встречается, а каких-либо других доказательств на сайте клиники нет. При этом в независимых источниках есть данные, что высокий уровень ФНО, напротив, связан с более тяжелыми стадиями заболевания, а также с ростом и прогрессированием опухоли. В целом взаимоотношения опухоли и ФНО достаточно сложные и не совсем понятно, почему его высокий уровень в такой ситуации должен «гарантированно продлевать жизнь».

Что говорят клинические рекомендации?

К сожалению, ничего. В клинических рекомендациях, одобренных научно-практическим советом Минздрава России и размещенных в рубрикаторе, нет упоминаний об этом методе, нет информации и о применении препарата тимозин альфа-1 при меланоме кожи, почечно-клеточном раке, раке легкого – т. е. во всех случаях, когда иммунотерапия применяется наиболее активно, цитокиногенетическая терапия не встречается.

Определенные сомнения может вызвать присутствие цитокиновой терапии в рекомендациях по раку паренхимы почки и применение интерферона при меланоме кожи. Однако нужно понимать, что это не тот вариант лечения, о котором ведется речь на сайте (и упоминалось в телевизионной программе), поскольку клинические рекомендации по данным заболеваниям содержат положения по применению интерферона альфа-2α и интерферона альфа-2b, а не тимозина альфа-1. Кроме того, и эти варианты лечения сейчас уходят в прошлое, поскольку появились намного более эффективные и современные подходы к лечению опухолей данных локализаций.

С 2022 года оказание медицинской помощи должно основываться именно на клинических рекомендациях. Поэтому отсутствие цитокиногенетической терапии в клинрекомендациях (как, впрочем, и в других документах – порядках оказания медпомощи и стандартах медпомощи) позволяет говорить о том, что эта услуга находится вне правового поля.

Согласно ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» назначение и применение лекарственных препаратов, не входящих в соответствующий стандарт медицинской помощи или не предусмотренных соответствующей клинической рекомендацией, допускаются только в случае наличия медицинских показаний (индивидуальной непереносимости, по жизненным показаниям) и по решению врачебной комиссии.

А есть ли зарубежный опыт?

Зарубежные статьи о цитокиновой генетической терапии действительно существуют, причем надо сказать, что работы эти достаточно старые. Например, в журнале Natural immunity еще в 1994 году был представлен обзор, в котором метод рассматривался как перспективное направление лечения онкологических заболеваний. Но уже тогда авторы отмечали, что его клиническая эффективность весьма ограничена, а большинство исследовательских работ фокусируется на иммунологических изменениях в организме, а не на реальных клинических результатах лечения.

Если попытаться найти информацию о терапии, основанной на гене TNF308, тут ее тоже крайне мало. Качественных работ о лекарственном воздействии найти не получается, чаще встречаются исследования о том, предрасполагают ли изменения в этом гене к онкологическим заболеваниям.

Авторы метода объясняют отсутствие опыта его применения в мире и низкую популярность тем, что «10 лет – небольшой срок для внедрения препаратов в широкую практику». Однако это заявление не совсем соответствуют действительности. На самом деле эти препараты (по большей части тимозин альфа-1) используются в общемировой практике значительно дольше 10 лет. Например, еще в 2000 году было опубликовано завершенное исследование комбинированной терапии с включением химиопрепарата дакарбазина в комбинации с тимозином альфа-1 и интерфероном-альфа. То есть период изучения этих лекарств составляет уже более 20 лет, а убедительных доказательств пользы все нет. Для сравнения: за меньший период времени ингибиторы контрольных точек прошли путь от первых небольших клинических исследований II фазы до ежедневной практики и даже Нобелевской премии в 2018 году.

Справедливости ради надо упомянуть исследование, которое показало, что применение тимозина альфа-1 приводит к увеличению общей выживаемости у пациентов с гепатоцеллюлярным раком на фоне вирусного гепатита В. Но, скорее всего, это связано не с противоопухолевым эффектом препарата, а с тем, что он помогает снизить вирусную нагрузку и предотвращает дальнейшее ухудшение гепатита и развитие новых первичных опухолей печени. Кроме того, важно понимать, что это ретроспективное исследование, которое скорее является работой, генерирующей гипотезу, чем непосредственно доказывающей эффективность метода.

Может быть, показания есть в инструкции?

Если найти инструкцию к препарату тимозин альфа-1, то, действительно, в ней есть показания к его применению при онкологических заболеваниях, но их всего два: комплексная терапия с химиопрепаратами при раке молочной железы и применение в качестве иммуномодулятора при меланоме в диссеминированной стадии.

Интересен ряд нюансов:

  • показания неконкретные: не указана ни линия терапии, ни возможные комбинации, ни молекулярно-генетический подтип опухоли, ни в случае рака молочной железы – стадия;
  • в части показаний к применению инструкция не обновлялась уже 10 лет;
  • инструкция совершенно не совпадает с клиническими рекомендациями: положения по применению тимозина альфа-1 отсутствуют в клинических рекомендациях – как по раку молочной железы, так и по меланоме.

Получается, что, даже если исходить из этой спорной инструкции, терапия препаратом в вышеуказанной клинике проводится офф-лейбл.

Применение препаратов офф-лейбл (вне инструкции) в должной мере на правовом уровне не урегулировано. Клинические рекомендации могут содержать указания на использование конкретных лекарственных средств офф-лейбл, однако в стандарты медпомощи препараты, применяемые таким образом, включены быть не могут. Более того, принятый в этом году закон, допускающий применение препаратов офф-лейбл у детей, окончательно подтвердил правовую неопределенность их применения у взрослых.

Кто платит за эксперимент?

За проведение этого нового и малоизученного варианта лечения платить придется пациенту. Причем сумма существенная: судя по прайс-листу клиники, она варьируется от 15 до 95 тыс. рублей в месяц. Аналогичная стоимость у множества широко используемых препаратов с доказанной эффективностью, применяемых сегодня в лечении онкологических заболеваний. Для сравнения: месячный курс терапии прорывными препаратами группы CDK4/6 ингибиторов при раке молочной железы обходится примерно в ту же сумму, но надо учитывать, что эффективность этого лечения доказана в крупных рандомизированных исследованиях и входит в алгоритмы лечения практически всех онкологических сообществ.

Об опции получить это лечение бесплатно на сайте клиники ничего не сказано, но, судя по всему, и в других клиниках это затруднительно: препарат не входит в группировщик КСГ и не подходит ни под один пункт перечня ВМП. Остается возможность бесплатного получения тимозина альфа-1 в амбулаторных условиях, поскольку в некоторых регионах (например, в Санкт-Петербурге) данный препарат включен в перечень лекарственных препаратов, отпускаемых населению по рецептам врачей бесплатно в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30.07.1994 №890. Однако, как указывалось выше, чтобы иметь возможность лечения препаратом, который не упомянут в клинических рекомендациях и стандартах медицинской помощи, нужно сначала получить положительное решение врачебной комиссии.

Резюме

На данный момент цитокиногенетическая терапия однозначно не может быть названа стандартным подходом к лечению. Она не упоминается в клинических рекомендациях и стандартах медицинской помощи, по ней нет внятных клинических данных и на самом деле нет и очень хорошего доклинического (экспериментального) обоснования ее эффективности. Хотя препарат зарегистрирован в нашей стране, его применение по «прорывной» методике цитокиногенетической терапии сомнительно как с клинической, так и с правовой точек зрения и может расцениваться только как маркетинговый ход. Фактически за цитокиногенетической терапией стоит применение сомнительного лекарственного препарата почти 15-летней давности в сочетании с проведением ненужных анализов.

telegram protivrakaru

В соответствии с Правилами поэтапного перехода медицинских организаций к оказанию медицинской помощи на основе клинических рекомендаций, утвержденными постановлением Правительства РФ от 17.11.2021 №1968.

Согласно постановлению Правительства РФ от 30.07.1994 №890 «О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения» пациентам с онкологическими заболеваниями положены все лекарственные средства, перевязочные средства положены инкурабельным онкологическим больным.

Колонка редакции
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Выявил – лечи. А нечем
Выявил – лечи. А нечем
Данные Счетной палаты о заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗНО), основанные на информации ФФОМС, не первый год не стыкуются с медицинской статистикой. Двукратное расхождение вызывает резонный вопрос – почему?

Государственная медицинская статистика основана на данных статформы № 7, подсчеты  ФФОМС — на первичных медицинских документах и реестрах счетов. Первые собираются вручную на «бересте» и не проверяются, вторые — в информационных системах и подлежат экспертизе. Многие специалисты подтверждают большую достоверность именной второй категории.

Проблема в том, что статистика онкологической заболеваемости не просто цифры. Это конкретные пациенты и, соответственно, конкретные деньги на их диагностику и лечение. Чем выше заболеваемость, тем больше должен быть объем обеспечения социальных гарантий.

Но в реальности существует диссонанс — пациенты есть, а денег нет. Субвенции из бюджета ФФОМС рассчитываются без поправки на коэффициент заболеваемости. Главный критерий — количество застрахованных лиц. Но на практике финансирования по числу застрахованных недостаточно для оказания медпомощи фактически заболевшим. Федеральный бюджет не рассчитан на этот излишек. И лечение заболевших «сверх» выделенного финансирования ложится на регионы.

Коэффициент заболеваемости должен учитываться при расчете территориальных программ. Однако далее, чем «должен», дело не идет — софинансирование регионами реализуется неоднородно и, скорее, по принципу добровольного участия. Регионы в большинстве своем формируют программу так же, как и федералы, — на основе количества застрахованных лиц. Налицо знакомая картина: верхи не хотят, а низы не могут. Беспрецедентные вложения столицы в онкологическую службу, как и всякое исключение, лишь подтверждают правило.

Этот острый вопрос как раз обсуждался в рамках круглого стола, прошедшего в декабре 2023 года в Приангарье. Подробнее см. видео в нашем Telegram-канале.

При этом ранняя выявляемость ЗНО является одним из целевых показателей федеральной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями». Налицо асинхронность и алогичность в регулировании всего цикла: человек — деньги — целевой показатель.

Рост онкологической выявляемости для региона — ярмо на шее. Выявил — лечи. Но в пределах выделенного объема финансовых средств, которые не привязаны к реальному количеству пациентов. «Налечить» больше в последние годы стало непопулярным решением, ведь законность неоплаты медицинскому учреждению счетов сверх выделенного объема неоднократно подтверждена судами всех инстанций. Поэтому данные ФФОМС говорят о количестве вновь заболевших, но не об оплате оказанной им медицинской помощи.

Демонстрация реальной картины заболеваемости повлечет больше проблем, нежели наград. Такие последствия нивелирует цели мероприятий, направленных на онконастороженность и раннюю диагностику. Это дополнительные финансовые узы в первую очередь для субъектов Российской Федерации.

ФФОМС нашел способ снять вопросы и убрать расхождение: с 2023 года служба предоставляет Счетной палате данные официальной медицинской статистики. Однако требуются и системные решения. Стоит рассмотреть альтернативные механизмы распределения финансирования и введение специальных коэффициентов для оплаты онкопомощи. И, конечно же, назрел вопрос об интеграции баз данных фондов ОМС, медицинских информационных систем, ракового регистра и др. Пока что это происходит только в некоторых прогрессивных регионах.

26/01/2024, 14:27
Комментарий к публикации:
Выявил – лечи. А нечем
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Битва за офф-лейбл продолжается
Битва за офф-лейбл продолжается
Вчера в «регуляторную гильотину» (РГ) поступил очередной проект постановления правительства, определяющий требования к лекарственному препарату для его включения в клинические рекомендации и стандарты медицинской помощи в режимах, не указанных в инструкции по его применению. Проще говоря, речь о назначениях офф-лейбл. Предыдущая редакция документа была направлена на доработку в Минздрав России в феврале этого года.

Это тот самый документ, без которого тема офф-лейбл никак не двигается с места, несмотря на то, что долгожданный закон, допускающий применение препаратов вне инструкции у детей, вступил в силу уже более года назад (п. 14.1 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Вступить-то он вступил, но вот только работать так и не начал, потому что до сих пор нет соответствующих подзаконных нормативных актов. Подчеркнем, что закон коснулся только несовершеннолетних, еще более оголив правовую неурегулированность, точнее теперь уже незаконность, взрослого офф-лейбла. Но и у детей вопрос так и не решен.

Один из необходимых подзаконных актов был принят одновременно с законом – это перечень заболеваний, при которых допускается применение препаратов офф-лейбл (распоряжение Правительства от 16.05.2022 №1180-р). В перечень вошел ряд заболеваний, помимо онкологии, – всего 21 пункт.

А вот второй норматив (требования, которым должны удовлетворять препараты для их включения в стандарты медпомощи и клинические рекомендации) разрабатывается Минздравом России уже более года. Именно его очередная редакция и поступила на днях в систему РГ.

Удивляют годовые сроки подготовки акта объемом от силы на одну страницу. С другой стороны, эта страница открывает дорогу к массовому переносу схем офф-лейбл из клинических рекомендаций в стандарты медпомощи и далее в программу госгарантий. По крайней мере, в детской онкогематологии такие назначения достигают 80–90%. А это означает расширение финансирования, хотя скорее больше просто легализацию текущих процессов.

В любом случае для регулятора это большой стресс, поэтому спеха тут явно не наблюдается. Да и вообще решение вопроса растягивается, оттягивается и переносится теперь уже на 1 сентября 2024 года. Именно этот срок предложен Минздравом для вступления акта в силу. Еще в февральской редакции норматива речь шла о 1 сентября 2023 года, что встретило несогласие экспертов РГ. Причина очевидна – сам закон вступил в силу 29 июня 2022 года и дальнейшие промедления в его реализации недопустимы.

Что касается самих требований, то надо сказать, что в нынешней редакции они много лучше февральских, но тоже несовершенны. Не будем вдаваться в юридические нюансы: они будут представлены в РГ.

А в это время… врачи продолжают назначать препараты офф-лейбл, так как бездействие регулятора не может служить основанием для переноса лечения на 1 сентября 2024 года.

Ранее мы уже писали о проблеме офф-лейбл в других материалах фонда:

«Oфф-лейбл уже можно, но все еще нельзя»;

«Off-label или off-use?».

12/07/2023, 11:50
Комментарий к публикации:
Битва за офф-лейбл продолжается
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
Главный редактор
Потерянные и забытые
Потерянные и забытые
И снова о документе, который уже больше года никому не дает покоя – приказе №116н – порядке оказания онкологической помощи взрослым, который начал действовать с 2022 года. В адрес этого документа высказано так много замечаний и организаторами здравоохранения, и руководителями лечебных учреждений, и рядовыми врачами, что, казалось бы, говорить больше не о чем. К сожалению, это не так: тема оказалась неисчерпаемой. Эксперты фонда «Вместе против рака» тоже и уже не раз давали оценки новому порядку. Сегодня хочу остановиться на одном аспекте, имеющем колоссальную важность: речь пойдет о двух категориях онкологических больных, которым не нашлось места в новом порядке. Фактически о них просто забыли. Однако не забыл о них следственный комитет. Как раз на днях «Медицинская газета» осветила уголовное дело в отношении врача-хирурга, выполнившего спасительную резекцию ректосигмоидного отдела толстой кишки.

Если человека нельзя вылечить, то это не значит, что ему нельзя помочь

Таков основной посыл паллиативной помощи. Однако ее возможности ограничены: в частности, для онкологических пациентов не предусмотрена хирургическая помощь. Равно как не предусмотрена она и соответствующим порядком онкологической помощи. Речь о пациентах с распространенным раком, которые не могут быть прооперированы радикально, но нуждаются в паллиативном хирургическом вмешательстве. Такая помощь обеспечивает более высокое качество дожития, например, онкобольных с кишечной непроходимостью, кровотечениями при распространенном процессе, с нарушением оттока мочи, скоплением жидкости в плевральной или брюшной полости и т. д. Химиотерапевты не могут без стабилизации состояния провести таким пациентам лекарственное лечение. В специализированных онкологических учреждениях симптоматическая хирургия не предусмотрена. Да и вообще система паллиативной помощи не подразумевает хирургию. В неспециализированных учреждениях таких пациентов теперь тоже не ждут, если стационар не включен в региональную систему маршрутизации онкобольных.

С вступлением в силу приказа №116н такой больной может быть госпитализирован в многопрофильный стационар только как неонкологический пациент. Чтобы не нарушать никакие порядки и получить оплату за данный клинический случай, врачи вынуждены хитрить и фантазировать, выдумывая обоснования для госпитализации.

Часть людей обращается за такой помощью в частные клиники. Еще часть – в хосписы и паллиативные отделения, но вот только там нет хирургии. Таким образом, сформировалась когорта онкобольных, на которых действие нового порядка не распространяется. Подсчитать число таких пациентов сложно, так как теперь они находятся вне зоны внимания онкослужбы.

Между небом и землей

Ситуация вокруг этих больных нередко обрастает и дополнительными сложностями, которые недавно освещала наша редакция по результатам большого аналитического исследования, посвященного вопросам паллиативной помощи в России.

Во-первых, не все онкологи сообщают пациенту, что возможности лечения заболевания исчерпаны. Из-за этого не выдают направление в специализированные паллиативные отделения или хосписы. А некоторые просто не знают, что требуется дополнительное заключение. И складывается ситуация, когда пациент не получает онкологическое лечение, поскольку показаний уже нет, но и нет возможности получить паллиативную помощь, поскольку отсутствует направление от врача-онколога. Но наиболее важно то, что в контексте хирургической паллиативной помощи такие пациенты попросту вне курации обеих служб, т. е. без гарантий и помощи.

Во-вторых, имеются интересные особенности в преемственности онкологической и паллиативной помощи, а именно: странное «блуждание» пациентов между паллиативом и онкологией. Это обусловлено тем, что сопроводительная терапия в онкологическом секторе, в том числе уход за пациентом, обезболивание, устранение тошноты и рвоты, толком не регулируется и не оплачивается по программе госгарантий. Поэтому тяжелые, фактически умирающие от осложнений, пациенты попадают в паллиатив. А там при грамотном подходе буквально оживают и возвращаются в онкологические учреждения, чтобы продолжить основное лечение. С клинической точки зрения это нонсенс.

Сопровожден до осложнений

Означенные проблемы онкослужбы дали почву для появления другой когорты онкологических пациентов, оказание помощи которым не предусмотрено ни новым минздравовским порядком, ни иными нормативными актами, регулирующими данную сферу здравоохранения.

Я говорю о тех, кто нуждается в сопроводительной терапии осложнений, наступающих во время лечения онкологических заболеваний. По большому счету к их числу относятся все 100% онкобольных, поскольку те или иные неблагоприятные последствия «химии» возникают у каждого. Таких состояний много: тошнота, рвота, нейтропения, тромбоцитопения, анемия, инфекции, мукозиты, болевой синдром и т. д.

Да, онкологи назначают пациентам препараты, снижающие негативные проявления последствий химиотерапии, в частности противорвотные средства. Но, во-первых, такие препараты покупаются обычно за средства пациентов, во-вторых, состояния могут быть куда более серьезными, они не снимаются приемом таблетированных лекарств и требуют проведения инфузионной либо иной терапии в стационарных условиях. Однако попасть туда не так просто. В онкологической службе вся помощь исключительно плановая, поэтому онкобольной с осложнениями может поступить только в общелечебную сеть, где не всегда знают, как помочь пациенту с диагнозом «онкология» в случае резкого снижения гемоглобина, высокого лейкоцитоза и пр.

Иными словами, из поля зрения авторов порядка оказания онкологической помощи и разработчиков клинических рекомендаций выпала не просто группа больных, а целый раздел лечения. Хотя справедливости ради надо сказать, что «проведение восстановительной и корригирующей терапии, связанной с возникновением побочных реакций на фоне высокотоксичного лекарственного лечения» предусмотрено как одна из функций онкологических учреждений, однако соответствующих условий для реализации нет.

До сих пор нет ни отдельного тома клинических рекомендаций по сопроводительной терапии осложнений онкологических заболеваний, ни соответствующих разделов в профильных клинических рекомендациях по злокачественным новообразованиям, за редким исключением, которое еще больше подтверждает правило. А коль скоро нет клинических рекомендаций по оказанию данного вида медицинской помощи, нет и тарифов на него. А если нет тарифов, медицинские организации не могут заниматься сопроводительной терапией осложнений онкологических заболеваний. Круг замкнулся.

Безусловно, некая положительная тенденция к решению этой проблемы есть. Для начала в последние годы она довольно активно обсуждается. Кроме того, с 2023 года введен подход по использованию коэффициента сложности лечения пациента (КСЛП), который «удорожает» базовый тариф, доплата предназначена для возмещения расходов на сопроводительную терапию. Однако механизм крайне выборочно покрывает препараты, используемые для лечения осложнений, да и сумма в 16–18 тыс. руб. зачастую меньше реальных расходов.

Если бы данный вид медицинской помощи нашел полноценное отражение в клинических рекомендациях и новом порядке, это позволило бы создать в онкодиспансерах отделения сопроводительной терапии, которые принимали бы пациентов с осложнениями в режиме 24/7, в том числе по экстренным показаниям.

Что же происходит в реальности? То же, что и в случае с первой категорией онкобольных: человек сам приобретает нужные препараты и (или) ищет врача или медсестру, которые готовы ему помочь. Какими в случае неблагоприятных событий могут быть юридические последствия такой помощи «по договоренности», несложно представить.

21/03/2023, 12:05
Комментарий к публикации:
Потерянные и забытые
Страница редакции
Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
46 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Галина
Галина
1 год назад

Интересная информация. Тогда почему Минздравом РФ, Росздравнадзором допускается освещать данный метод в передачах на центральном канале. В частности, сегодня 03 февраля 2023 года на канале Россия 1 в передаче “О самом главном” опять о данном методе (цитокиногенетическая терапия) расказывал онколог, как об эффективном методе лечения рака при невозможности лекарственного лечения. Я, онкобольная, с 4 стадией, и я была обрадована этим шансом на жизнь. Почему бездействуют вышеуказанные организации, не опровергают данную информацию, если этот метод лишь маркетинговый способ зарабатывания денег частными клиниками?

Юлия
Юлия
1 год назад
Ответить на  Галина

Добрый день, у меня муж сестры лечился цитокиногенетической терапией совместно с химиотерапией. Прошел несколько курсов. Цитокиногенетическая терапия очень помогла легче перенести химиотерапию!!! Надеюсь, рецидивов не будет. Хотя врач-онколог сказал, что вероятность возникновения возобновления роста опухоли довольно низкая. Это, конечно, радует. И по цене вышло не так дорого, если сравнивать с операцией в частной клинике.

Ольга
Ольга
1 год назад
Ответить на  Галина

Галина, здравствуйте. Сегодня 3.04.2023 и снова передача на Россия1 «О самом главном» про цитокиногенетическую терапию. Вам удалось узнать подробнее о данном виде лечения?

Фонд «Вместе против рака»
Администратор
Ответить на  Ольга

Мы в настоящее время готовим вторую публикацию про этот метод лечения в том числе с указанием мнения Министерства здравоохранения по вопросу (ответ ведомства уже получен).

игорь
игорь
4 месяцев назад

когда будет опубликован ответ Минздрава?

Ольга
Ольга
4 месяцев назад
Ответить на  Ольга

Здравствуйте! И в декабре 2023 года Мясников рассказывал об этом методе по федеральному каналу. Приглашались «исцелившиеся». Дается надежда больным людям. И, все это – маркетинг?!

Нина
Нина
1 год назад
Ответить на  Галина

Галина, используйте любой шанс,чтобы продлить себе жизнь,не ждите пока наш Минздрав проведёт исследования, можете просто не дождаться. Если бы 4 года назад я узнала об этой терапии,может быть моя любимая сестра ещё бы пожила.

Сергей
Сергей
4 месяцев назад
Ответить на  Галина

действительно непонятно, с чего это вдруг Мясников стал пропагандировать это метод, когда он всегда говорит про те методы, которые не подтверждены, не рекомендованы (практически всегда ссылается на американскую практику применения различных методов)

Майя
Майя
3 месяцев назад
Ответить на  Сергей

Сергей, сегодня 09.02.24 в передаче Мясников опять пропагандировал этот метод, а спонсор передач клиника ООО “ОКК 308”, поэтому все понятно почему он это делает

Татьяна
Татьяна
1 год назад

Могу вам сказать, что этим методом лечилась моя тетя, у которой была неоперабельная опухоль. В ее ситуации уже другие методы не подходили. Врачи-онкологи порекомендовали цитокиногенетическую терапию, во первых она переносится легче чем химия, там инъекции колят. При этом метод может сочетаться с базовыми, которые используются в борьбе с раковыми клетками – химиотерапией и т.д. Тетя решила пройти курс терапии. Удалось добиться позитивного исхода. онко перешла в хроническую стадию. Сейчас врачи говорят, что состояние стабильное. Но все равно она постоянно наблюдается у врачей данной клиники и они ведут мониторинг ее здоровья.

Анна
Анна
6 месяцев назад
Ответить на  Татьяна

Здравствуйте Татьяна! Вы не подскажите адрес клиники и ФИО доктора. Моя невестка сейчас нуждается в лечение и мы ищем возможности сохранить ей жизнь! За ранее спасибо!

Марина
Марина
1 месяц назад
Ответить на  Татьяна

Помогите,адрес , название клиники и телефон. Заранее спасибо.

Мария
Мария
1 год назад

Здравствуйте, спасибо за информацию, у меня рак лёгкого 4-й степени с метастазами. Посмотрев передачу “О самом главном” я очень обрадовалась цитокиногенетическим методом, позвонила в клинику, заказала консультацию онколога и онлайн она прошла. Доктор обнадежил меня если я подпишу договор и оплачу 3 курса терапии (каждый курс 20 дней). Мне не с кем посоветоваться, я живу в маленьком провинциальном городке, и эта информация мне была очень полезна.

Наталья
Наталья
1 год назад
Ответить на  Мария

Мария, расскажите, вы уже начали курс лечения? как себя чувствуете?

Наталья
Наталья
3 месяцев назад
Ответить на  Мария

Мария , как прошло лечение?

Александр
Александр
1 год назад

Хотелось бы конечно больше конкретной информации о данном методе лечения

Нина
Нина
1 год назад

В этой статье автор пишет,что нет клинических исследований, рекомендаций и т.д. Видимо у автора никто из близких не болеет онкологией, тогда бы он знал что люди хватаются за любую возможность чтобы уж если полностью не выздороветь,то хотя бы продлить себе жизнь, а если ждать пока наш Минздрав раскачается и начнёт исследование, которое продлится 20 лет, то можно сразу в гроб ложиться.

Ольга Сиукаева
Ольга Сиукаева
1 год назад
Ответить на  Нина

Полностью с Вами согласна, но, к сожалению, очень много нечистоплотных людей и организаций, делают на этом деньги, прекрасно зная про “фуфломицины”. На этом и играют, что мы за соломинку хватаемся.

Светлана
Светлана
1 год назад

Моему отцу поставлен диагноз рак легких 4 степени с метастазами в головной мозг, кости и мягкие ткани. Онкологи и химиотерапевт отказали нам в лечении, консилиум фактически отправил его умирать. В настоящее время мы проходим второй курс цитокитотерапии и самочувствие отца значительно улучшилось. Зачем Вы тоже отнимаете надежу онкобольным и их родственникам, которым фактически не дали шанса? и если этот метод лечения поможет стабилизировать ситуацию и продлить жизнь,не лишайте их шанкса!

Елена
Елена
11 дней назад
Ответить на  Светлана

Добрый день! У моей мамы диагностировали рак лёгких. Можно с Вами пообщаться по вопросу цитокинотерапии?

Мария
Мария
9 месяцев назад

Здравствуйте ! У меня болеет сестра ,уже 3 года ,химию терапию прошла , не помогает !
На данный момент врачи хотят проэкспереметировать иммунную терапию , возможно ли попробовать еще цитокиногенетический способ ???? Может кто подскажет , есть в Санкт -Петербурге клиники , работающие с новой терапией ? Или в Москве !
Спасибо, кто отзовется!!!!!!!!!

Владимир
Владимир
9 месяцев назад
Ответить на  Мария

Здравствуй Мария! В Санкт-Петербурге я знаю медицинский центр Соколова А.Н., который практикует цитокиновую терапию. Сам только что начал курс лечения. По информации из интернета есть такая методика лечения в клинике им. Петрова в Песочке, но как туда попасть не знаю. У мен в 2019 году обнаружили рак прямой кишки. Шесть циклов химии, операция, еще три цикла химии. Операция по закрытии стомы. Операция по абляции метастатического образования в печени. До 2022 наблюдение у онколога. В 2022 обнаружили воспаление лимфоузлов. Год через каждые три месяца КИ, ПЭТ КТ, колоноскопия. В конечном итоге, в июне назначили снова химию. Прошел один цикл. Он мне дался очень тяжело. Я прервал химию и обратился в медцентр Соколова А.Н. Проконсультроваяся и принял решения попробовать эту етодику.

Радик
Радик
8 месяцев назад

Здравствуйте. Разрешите комментарий.Вопрос:На какой стадии сейчас внедрение метода лечения некоторых видов рака индивидуальной онковакциной на основе дендритных клеток пациента ?(новости НТВ,сюжет от 23.07.2018)

  • Вопрос:Почему данный метод не применяют(даже на платной основе) как монотерапию и главное в первой линии лечения у взрослых.?

Информация: согласно Госреестру предельных отпускных цен, на ниволумаб в 2020 году зарегистрирована цена в 31–31,5 тысячи рублей за флакон в 4 мл и 77–78 тысячи рублей за 10 мл. Для пембролизумаба была зарегистрирована цена в 154,97 тысячи рублей за флакон 4 мл в то время персональная онковакцина состоит из биологического материала пациента и главное индивидуальна, мое мнение если бы ее активно стали внедрять,в первой линии лечения некоторых видов рака,то и показатели изменились существенно.Это было мое личной мнение.Благодарю за внимание.

Фонд «Вместе против рака»
Администратор
Ответить на  Радик

Добрый день! Данный метод отсутствует в международных и отечественных клинических рекомендациях, соответственно, клиники не будут проводить лечение.

андрей
андрей
7 месяцев назад

ЗДРАВСТВУЙТЕ! Всем добра и здоровья!!! Для меня жизнь поделилась на до 22.09.2023 года и после. У супруги, МРТ показало множественные метастазы головного мозга.

андрей
андрей
7 месяцев назад

Врачебная комиссия, вынесла вердикт: 1 не операбельна; 2 химию делать поздно; 3 радиотерапию делать поздно. ПОСОВЕТОВАЛИ сделать биопсию лобной левой доли (потому что до мозолистого тела они не доберутся).

андрей
андрей
7 месяцев назад

Соответственно залез в инет. И сразу столько предложений. Что бы попасть на прием к врачам в НОвосибирск Онкоцентр нужно собрать 43 справки ( срок годности которых от 3х суток до 3х месяцев)

андрей
андрей
7 месяцев назад

К чему весь этот монолог. Представители цитокинотерапии отзвонились, записали на видео консультацию и прислали сразу СЧЕТ на 2500!!!

Владимир
Владимир
7 месяцев назад
Ответить на  андрей

Андрей добрый день! По поводу диагноза у Вашей супруги сочувствую. Но я отвечаю на Ваш пост из-за информации о стоимости цитокинотерапии. У меня рак прямой кишки. Диагноз от 2019 года. Три операции, 9 циклов химиотерапии. До 2022 года контрольные исследования (КТ, ПЭТ КТ, МРТ, колоноскопия) показывали стабильно хорошее состояние. Только в конце прошлого года обнаружили воспаление в лимфоузлах во чреве. Пол года наблюдали (опять ПЭТ КТ, КТ, ФГДС). В начале лета взяли материал из лимфоузлов на исследование. Подтвердились раковые образования. Предложили провести снова химиотерапию. В июле провели первый цикл. Состояние после этого цикла было ужасное. Все описывать не буду. Нашел клинику в СПб, проводящую цитокинотерапию. Заключил договор. Вот теперь о стоимости. Первичная консультация – 2800 руб. Сдача крови для специфического исследования – 18500 руб. Консультация у профессора доктора меднаук – 5000 руб. Первичный курс лечения – 240000 руб. По окончанию сдача крови для такого же анализа – 14500 руб. Консуьтация у профессора доктора меднаук – 5000 руб. И далее последовало предложение приступить к следующему курсу за 110000руб. Но я решил все-таки провести комплексное обследование (КТ, МРТ и колоноскопию). По результату этих исследований смогу сказать действенный этот метод лечения или, как у Остапа Бендера, относительно честный метод отъема денег у населения! Так что обозначенная Вами цифра в 2500, это ни о чем!

Анна
Анна
6 месяцев назад
Ответить на  Владимир

Скажите, пожалуйста. Как эффект от Вашего лечения? У моего отца онкология с метастазами а печени. Нам также предлагают цитокинотерапию, но опасаемся. Спасибо. Здоровья Вам

Владимир
Владимир
6 месяцев назад
Ответить на  Анна

Анна добрый день! Вот теперь смогу ответить на все вопросы. Начну по порядку. После цитокиновой терапии провел следующие исследования: МРТ органов малого таза, колоноскопию, КТ области грудной клетки и брюшного пространства. Картина следующая. В области малого таза и в кишечнике без изменений (как было и до киноцитотерапии), т.е. все в порядке. В области грудной клетки тоже все в порядке. В области брюшного пространства еще до цитокиновой терапии меня беспокоили лимфоузлы. Из-за этого мне была назначена химиотерапия. После одного цикла химиотерапии я пошел делать цитокиновую терапию. Могу сказать одно: изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону не произошло. По этой причине у меня однозначного ответа на вопрос, “помогает ли цитокинотерапия?”, у меня нет! После консультации со своим онкологом приму решение. Если бы стоимость процедур цитокинотерапии была бы вменяемая, то, скорее всего, прошел бы еще один курс. А так подумаю. А по поводу метастаз в печен у Вашего отца. У меня тоже была метастатическое образование в печени, так его (этот очаг) обработали в июне 2020 года ультразвуком. Называется эта процедура “абляция” и выполнялась она лапароскопическим способом под общим наркозом. Если будут ещё вопросы, пишите!

Ольга
Ольга
4 месяцев назад
Ответить на  Владимир

Добрый день! Владимир, огромное спасибо за подробное описание Вашего лечения ! Но, борясь с этой»заразой» ( онкология у мужа )с 2009 года, могу с уверенностью сказать- отсутствие ухудшений ( при том, что эти ухудшения начинались),- это однозначно- положительный результат! Здоровья!🙏

Таня
Таня
2 месяцев назад
Ответить на  Владимир

Здравствуйте, Владимир. А вам таргетную терапию не предлагали?

Асия
Асия
3 месяцев назад
Ответить на  Анна

Здравствуйте Анна , у тоже метастаза печени, тоже хочу попробовать. Напишите пожалуйста есть ли результат ?

Ирина
Ирина
6 месяцев назад
Ответить на  Владимир

Добрый день! Оплачиваю своему отцу цитокиногенетическую терапию в Москве – 40тыс рублей курс. Все анализы и консультации врача входят в стоимость.

Владимир
Владимир
6 месяцев назад
Ответить на  Ирина

Ирина добрый день! В Питере, скорее всего, конкуренция в этой области отсутствует. Вот поэтому и ценник неадекватный. Вам и Вашему отцу здоровья и удачи!

Сергей
Сергей
4 месяцев назад
Ответить на  Владимир

А где она “присутствует”?

Анна
Анна
5 месяцев назад
Ответить на  Ирина

Ирина, подскажите, а сколько дней длится курс. Если приезжать из другого города, надо жить в Москве.

Алекс
Алекс
4 месяцев назад
Ответить на  Ирина

Ирина, добрый день, а можете сказать, что за клиника?

Александр
Александр
4 месяцев назад
Ответить на  Ирина

Здравствуйте, подскажите пожалуйста название клиники? У моего папы рак печени, а в Волгограде нет такой терапии

Наталья
Наталья
3 месяцев назад
Ответить на  Ирина

Ирина,а в какой клинике проходите лечение? Здоровья Вашему отцу.

Марина
Марина
1 месяц назад
Ответить на  Ирина

Пожалуйста,сообщите,в какой клинике проходите цитокиногенетическую терапию.

игорь
игорь
4 месяцев назад
Ответить на  Владимир

ну так как результаты после курса цитокинетической терапии?

Владимир
Владимир
4 месяцев назад
Ответить на  игорь

Игорь, добрый день! Извините, только сейчас заметил Ваш вопрос. Если коротко, то результат положительный. Наблюдается ремиссия. Онколог посоветовал сделать через три месяца (в феврале) очередной контроль: КТ, МРТ или ПЭТ КТ. Но утверждать, что ремиссия случилась только из-за цитокиновой терапии, я бы не стал. Чтобы ни кого не обнадеживать. Я бы так сказал: в моем случае эта терапия была дополнением к остальным факторам. Каждый человек индивидуален и соответственно, течение болезни у всех разное. В любом случае отчаиваться не надо! Удачи!

Светлана
Светлана
6 месяцев назад

Как сдать анализ?

Игорь
Игорь
6 месяцев назад

Даже, если вдруг будет найдено средство, излечивающее от всех видов рака 100 процентов, дешевое, без побочки, но, это средство не будет во владении Бигфармы, будьте уверены, борьба с ним будет не на жизнь а на смерть. Просто так Бигфарма такой пирог не сдаст. В этот бизнес чужих не пускают.

Актуальное
все