Вверх
Оставить отзыв
Только для врачей

В Госдуме проконтролируют организацию и оказание онкопомощи в регионах. Результаты опросов врачей и пациентов будут визуализированы на интерактивной карте

/

В Госдуме запустили проект общественного контроля работы онкослужбы «Онкомонитор»

/

Вышел в свет первый выпуск экспертно-аналитического вестника «ЭХО онкологии»

/

В реанимацию могут не пустить братьев пациента, опекунов и детей до 14 лет. Больницы не обязаны выполнять эти требования, поясняет эксперт

/

Как устроена диагностика в системе ОМС, как развивается онкодиагностика, как упростить взаимодействие частной и государственной медицины?

/

Минздрав ставит целевые показатели по улучшению здоровья россиян. А когда не достигает их — манипулирует статистикой

/

«К заключениям из частных клиник относятся крайне скептически» Что нужно знать об отсрочке от мобилизации по болезни?

/

Сколько стоит честь врача? Недорого. О перспективах защиты медработниками чести и достоинства в суде

/

На раке решили не экономить. ФФОМС попробует отказаться от оплаты высокотехнологичного лечения онкологии по тарифам, утвержденным Минздравом РФ

/

«Осуждение врачей за убийство войдет в историю». Дело работников калининградского роддома плачевно скажется на всей отрасли здравоохранения

/

Применение препаратов off-label у детей «формально заморожено» до вступления в силу клинических рекомендаций и стандартов медпомощи

/

А полечилось как всегда. Закон о назначении детям «взрослых» препаратов дал неожиданный побочный эффект

/

Как в России лечат рак молочной железы? Минздрав России опубликовал новые стандарты медицинской помощи при раке молочной железы у взрослых

/

ФСБ расследует «финансирование» российских медработников иностранными фармкомпаниями

/
Онкостатистика
28 марта 2024
89

Динамика медико-статистических показателей рака шейки матки в г. Новокузнецке

Автор: журнал «Опухоли женской репродуктивной системы»
Динамика медико-статистических показателей рака шейки матки в г. Новокузнецке

Рак шейки матки (РШМ) считается одним из наиболее распространенных и социально-значимых онкологических заболеваний женской репродуктивной системы. Каждый 2-й случай диагностируется на III–IV стадии заболевания, когда пациентке уже мало чем можно помочь, тогда как раннее выявление заболевания могло бы способствовать сохранению жизни и работоспособности молодых женщин.

Проведено исследование с целью анализа заболеваемости РШМ в г. Новокузнецке за период 2011–2020 гг. по возрастным группам и выявления зон риска развития заболевания для разработки эффективных и своевременных мероприятий по ранней диагностике. По результатам у жительниц г. Новокузнецка за указанный период выявлен статистически значимый рост как абсолютных, так и относительных показателей заболеваемости РШМ. Зоной риска заболеваемости РШМ установлен возрастной интервал 40–44 года. Именно на него следует ориентироваться при проведении профилактических осмотров и диспансеризации женщин. Проведение адекватных и своевременных врачебных осмотров представляется ресурсным мероприятием, вносящим вклад в сохранение жизни и здоровья женщин.

Заболеваемость РШМ

Злокачественные новообразования признаны ведущими социально значимыми заболеваниями с серьезными демографическими и экономическими последствиями для страны и общества в целом [1–3]. Показатель прироста онкологической заболеваемости в Российской Федерации (РФ) неуклонно увеличивается, в 2021 г. он оказался на 4,4 % выше такового в 2020 г.

При этом рак шейки матки (РШМ) в структуре онкологической заболеваемости РФ занимает 8-е ранговое место, в то время как в мире – 4-е [4, 5].

Стандартизованный показатель заболеваемости РШМ в мире составляет в среднем 130/0000, причем он значительно варьирует в широких пределах: 2–750/0000. Более 2/3 всех случаев РШМ приходится на развивающиеся страны, из них 1/3 случаев регистрируется в Китае и Индии [5]. В европейских странах самый высокий показатель заболеваемости РШМ отмечается в Румынии (28,60/0000), а самый низкий – в Швейцарии (3,60/0000). При этом РШМ является одной из главных причин смертности во всем мире [7, 8].

В России с 1990 г. заболеваемость РШМ увеличилась в 5,3 раза, а смертность – в 2 раза, причем в группе женщин раннего репродуктивного возраста (15–29 лет) [9]. Являясь онкопатологией с визуальной локализацией, РШМ считается вполне доступным для ранней диагностики, а с точки зрения первичной профилактики – потенциально предотвратимым заболеванием. Однако многие авторы подчеркивают тенденцию к увеличению частоты диагностики РШМ в запущенной стадии заболевания (33,6 %), когда показатель 5-летней выживаемости составляет не более 17 % [4, 10–13].

Профилактика и скрининг

Эффективным методом первичной профилактики во всем мире признана вакцинация против вируса папилломы человека (ВПЧ), и в 124 странах она внесена в национальный календарь прививок [14]. Вакцинация могла бы способствовать значительному снижению заболеваемости РШМ и смертности от него, сохраняя многие сотни тысяч жизней. Тем не менее, проблема вакцинации в России окончательно не решена. До сих пор не проведена реалистическая оценка финансовых затрат вакцинации в сравнении с финансовым бременем последствий заболевания РШМ [15].

Что касается организации скрининга женского населения с применением цитологического метода, то за последние годы эта система в России полностью разрушена. Скрининг носит оппортунистический характер и охватывает не более 30 % женского населения, никем не планируется и не контролируется [10]. Кроме того, число смотровых кабинетов и профилактических осмотров в последние годы значительно сократилось [16]. В результате смертность женщин от злокачественных новообразований в России в возрасте 16–54 лет в последние годы лидирует, сместив на 2-е место традиционного лидера – смертность от болезней системы кровообращения [17].

Таким образом, чрезвычайно актуальным является поиск решений, направленных на эффективное выявление предраковых заболеваний шейки матки и раннюю диагностику РШМ. Одним из ключевых аспектов решения проблемы представляется определение зон риска с организацией целенаправленных профилактических мероприятий и своевременного лечения, что поможет снизить смертность от РШМ, сохраняя жизнь женщинам [18].

Цель настоящего исследования – проанализировать заболеваемость РШМ в г. Новокузнецке за период 2011–2020 гг. по возрастным группам и выявить зоны риска развития заболевания для разработки эффективных и своевременных мероприятий по ранней диагностике.

Материалы и методы

Проведено исследование с использованием данных статистических отчетов областного клинического онкологического диспансера (Новокузнецкий филиал) за 2011–2020 гг., по некоторым показателям представлена информация с 2008 года. Отчетные показатели были преобразованы в базу данных с использованием лицензионного статистического пакета IBM SPSS Statistics 19 с единицей наблюдения 1 год.

Проанализированы следующие признаки:

  • год наблюдения;
  • заболеваемость на 100 тыс. населения;
  • число случаев заболевания;
  • смертность;
  • смертность в течение года;
  • выживаемость;
  • выявляемость по онкостадиям;
  • заболеваемость по 5-летним возрастным категориям [19].

Результаты

Согласно ранее полученным данным [20], заболеваемость РШМ среди жительниц г. Новокузнецка (2008–2020 гг.) составляет в среднем 18,2 на 100 тысяч населения. При этом в структуре злокачественных опухолей женской репродуктивной системы РШМ занимает 3-е ранговое место, уступая 1-е место раку молочной железы, а 2-е – раку эндометрия. В свою очередь, несмотря на увеличение заболеваемости, смертность от РШМ определялась наиболее низкой (8,6 на 100 тысяч населения) в сравнении с показателями смертности при онкопатологии женских репродуктивных органов других локализаций (см. табл. 1).

В табл. 2 представлена динамика абсолютных и относительных (на 100 тыс. женского населения) показателей общей онкозаболеваемости и заболеваемости РШМ за 2011–2020 гг. В результате установлено значимое увеличение как общей онкозаболеваемости в городе (U = 0,6; p = 0,016), так и заболеваемости РШМ (U = 0,58; p = 0,02; U = 0,54; p = 0,031) (см. табл. 2).

При проведении сравнительного анализа заболеваемости РШМ в более ранние периоды (2008–2013 и 2014–2020 гг.) нами также выявлена негативная тенденция, а именно увеличение заболеваемости в 3,3 раза за 13-летний период (U = 1,5; p = 0,005) (рис. 1).

Динамика медико-статистических показателей рака шейки матки в г. Новокузнецке

Рис. 1. Заболеваемость раком шейки матки и смертность от него жительниц г. Новокузнецка (на 100 тыс. женского населения) в динамике за 2008–2020 гг.

В табл. 3 представлены показатели выживаемости по исследуемой нозологии в динамике 2011–2020 гг. с вычислением тенденции.

В результате анализа установлено, что более половины женщин с РШМ (61,1 %) преодолевают 5-летний срок наблюдения, причем показатели выживаемости с 2011 г. не имеют статистически значимых различий (см. табл. 3).

При анализе медианных значений, нижних и верхних квартилей показателей смертности до 1 года наблюдения и 5-летней выживаемости за период 2008– 2020 гг. установлено, что каждая 4-я пациентка (20,6 %) погибает в 1-й год после верификации РШМ (см. табл. 1, рис. 1). Причем данный показатель за указанный период наблюдения прогрессивно снижался с 45 % в 2009 г. до 13,3 % в 2020 г. (рис. 2).

Динамика медико-статистических показателей рака шейки матки в г. Новокузнецке

Рис. 2. Смертность больных раком шейки матки до 1 года наблюдения в динамике за 2008–2020 гг.

В свою очередь, отношение однолетней смертности к частоте запущенных случаев диагностики (III– IV стадии заболевания) имеет значимую тенденцию к снижению (табл. 4).

Медианные и квартильные значения выявляемости РШМ по стадиям за период 2011–2020 гг. представлены в табл. 5.

В соответствии с полученными результатами в каждом 2-м случае РШМ диагностируется на ранних стадиях заболевания: I (18,9 %) и II (32,6 %), когда есть шанс сохранить женщине жизнь. В остальных случаях имеет место запоздалая диагностика: 42,2 % – III стадия заболевания; 3,7 % – IV стадия (см. табл. 5).

В табл. 6 представлены медианные и квартильные значения заболеваемости по возрастным интервалам в 2012–2020 гг.

Нами было установлено, что в зону риска по заболеваемости РШМ вошли женщины репродуктивного возраста 40–44 лет – 40,5 [17,8; 57,0].

Обсуждение

Необходимо признать, что онкологическая заболеваемость, в том числе онкопатология органов репродуктивной женской системы, в РФ неуклонно растет. За последние 10 лет прирост заболеваемости РШМ в РФ составил 10,78 [4]. Еще более негативная тенденция наблюдается в г. Новокузнецке: нами установлено повышение частоты общей онкопатологии, в том числе РШМ, в городе [20] с 2008 г. в 3,3 раза. При этом среди онкологических заболеваний женских репродуктивных органов РШМ у жительниц города находится на 3-м ранговом месте, в то время как в РФ ему принадлежит 4-е место [21]. Кроме того, стандартизованный показатель заболеваемости РШМ в 2020 г. оказался выше (220/0000), чем в Сибирском федеральном округе (16,170 / 0000), Кемеровской области (17,580 / 0000), и в 1,6 раза выше, нежели в целом по РФ (13,670/0000) [4].

На наш взгляд, для такой высокой распространенности РШМ есть объективные причины. Считается, что высокая распространенность РШМ соответствует высокой распространенности инфекции, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), что характерно для регионов с низким и средним уровнем дохода населения [21]. Кемеровская область в 2020 г. вошла в число 32 субъектов РФ с показателем заболеваемости ВИЧ-инфекцией, превышающим среднероссийский в 1,5 раза и показатель Сибирского федерального округа – в 2,9 раза [22]. Регион на протяжении нескольких последних лет является лидером в РФ по заболеваемости и распространенности ВИЧ-инфекции. При этом в Новокузнецке не менее 2 % жителей города страдают ВИЧ-инфекцией [23]. Коинфекция ВИЧ выступает основным фактором риска развития предраковых поражений, вызванных ВПЧ, и быстрого их прогрессирования до инвазивного рака. ВИЧ-инфицированные женщины имеют в 3 раза выше риск заболеть РШМ, нежели в популяции [24]. Такая ситуация требует многокомпонентного подхода с разработкой системы эффективных скринингов при поддержке и в рамках государственных программ.

Показатели однолетней летальности являются объективными критериями оценки успехов противораковых мероприятий, в свою очередь, 5-летняя выживаемость характеризует уровень оказания онкологической помощи и отражает все ее этапы, включая профилактику, диагностику, лечение, реабилитацию и доступность паллиативной помощи. Данные показатели подлежат детальному анализу и служат доказательной базой для внедрения масштабных мероприятий по первичной, вторичной профилактике рака, использования определенных методик лечения, а также разработки новых социальных программ [25, 26]. Летальность больных в течение года с момента установления диагноза РШМ в Новокузнецке за период 2008–2020 гг. показала положительную динамику, значительно снижаясь, аналогичная тенденция наблюдается в РФ в целом [25]. В свою очередь, показатели 5-летней выживаемости с 2011 г. стабильны (61,1 %) и статистически не отличаются от таковых в среднем по РФ (60,0 %), хотя в Северной Европе (71,5 %) и США (68,7 %) они несколько выше [26].

Нами установлено, что за исследуемый период времени в городе раннее выявление РШМ велось не на должном уровне: лишь в каждом 2-м случае (50 %) диагноз устанавливался на ранних стадиях заболевания, в остальных случаях имела место запоздалая диагностика (II–VI стадии заболевания). В свою очередь, в 2020 г. в России взято на учет 14468 женщин с впервые выявленным инвазивным РШМ, и из них лишь 34 % имели III–IV стадию болезни [4].

В результате исследования наиболее высокие уровни заболеваемости РШМ обнаружены в возрастном интервале женщин репродуктивного возраста 40– 44 лет, что позволяет нам сформировать зону риска при проведении профилактических осмотров.

Выводы

За анализируемый период с 2008 по 2020 г. в г. Новокузнецке отмечается увеличение абсолютных и относительных показателей как общей онкозаболеваемости, так и заболеваемости цервикальным раком. В структуре заболеваемости злокачественными опухолями женской репродуктивной системы РШМ занимает 3-е ранговое место. Показатель однолетней летальности за исследуемый период снизился более чем в 2 раза, что свидетельствует о доступности и эффективности лечения РШМ. Показатели 5-летней выживаемости стабильны и не отличаются от средних показателей по РФ. Уменьшение отношения однолетней летальности к частоте запущенных случаев заболевания (III–IV стадии) с 0,53 (2011 г.) до 0,26 (2020 г.) свидетельствует о снижении частоты клинических ошибок при оценке распространенности опухолевого процесса у больных РШМ.

Запоздалая диагностика РШМ (III–IV стадии) наблюдается у каждой 2-й пациентки, что требует критической оценки запущенных случаев РШМ с разбором причин упущенных возможностей на уровне первичного звена с привлечением главных специалистов. Полученные результаты диктуют необходимость разработки скрининговых мероприятий в рамках государственных и региональных программ с внедрением современных методов диагностики (жидкостной цитологии, ВПЧ-тестирования). При проведении профилактических осмотров необходимо учитывать выявленную зону риска заболеваемости РШМ по возрастным группам (40–44 года). Полученные результаты вносят вклад в принятие адекватных и своевременных врачебных действий, направленных на улучшение здоровья женщин.

telegram protivrakaru

1. Постановление Правительства Российской Федерации от 01.12.2004 № 715 с изменениями и дополнениями от 13 июля 2012 г., 31 января 2020 г. «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих». Доступно по: http://base. garant.ru/12137881. Decree of the Government of the Russian Federation of December 1, 2004 No. 715 with amendments and additions of July 13, 2012, January 31, 2020 “On approval of the list of socially significant diseases and the list of diseases that pose a danger to others”. Available at: http://base.garant.ru/12137881. (In Russ.)

2. Каприн А.Д., Александрова Л.М., Старинский В.В. Профилактика злокачественных новообразований в Российской Федерации как составная часть международной стратегии профилактики неинфекционных заболеваний. Онкология. Журнал им. П.А. Герцена 2016;5(5):42–50. DOI: 10.17116/onkolog20165542-50 Kaprin A.D., Alexandrova L.M., Starinskiy V.V. Prevention of malignant neoplasms in the Russian Federation as an integral part of the international strategy for the prevention of non-communicable diseases. Onkologiya. Zhurnal im. P.A. Gertsena = Oncology. Journal named after P.A. Herzen 2016;5(5):42–50. (In Russ.). DOI: 10.17116/onkolog20165542-50

3. Захарченко О.О., Терентьева Д.С., Сураева Н.А., Комаров Ю.И. Выявляемость злокачественных новообразований в процессе диспансеризации взрослого населения в Северо-Западном федеральном округе в 2016–2019 годах. Социальные аспекты здоровья населения 2021;67(6):5. Доступно по: http://vestnik. mednet.ru/content/view/1319/30/lang.ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-6-5 Zakharchenko O.O., Terentyeva D.S., Suraeva N.A., Komarov Yu.I. Detectability of malignant neoplasms in the process of clinical examination of the adult population in the Northwestern Federal District in 2016–2019. Socialnye aspekty zdorovya naseleniya = Social Aspects of Public Health 2021;67(6):5. Available at: http:// vestnik.mednet.ru/content/view/1319/30/lang.ru/. (In Russ.). DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-6-5

Наибольшая распространенность РШМ отмечается в Сахалинской (24,270/ 0000), Курганской области (24,440/0000), Республике Тыва (25,420/0000), Забайкальском крае (30,730/0000) и Бурятии (38,330/0000). Минимальные показатели заболеваемости РШМ зарегистрированы в Москве (6,850/0000), Кабардино-Балкарии (7,820/0000), Чувашии (8,010/0000), Еврейской автономной области (8,190 / 0000) и Республике Алтай (10,330/0000).

[Источник: Злокачественные новообразования в России в 2020 году (заболеваемость и смертность). Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, 2021. 252 с. Malignant neoplasms in Russia in 2020 (morbidity and mortality). Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2021. 252 p. (In Russ.)]

4. Состояние онкологической помощи населению России в 2021 г. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Минздрава России, 2022. 239 с. Situtation with cancer care in Russia in 2021. Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2022. 239 p. (In Russ.)

5. Arbyn M., Weiderpass E., Bruni L. et al. Estimates of incidence and mortality of cervical cancer in 2018: a worldwide analysis. Lancet Glob Health 2020;8(2):191–203. DOI: 10.1016/S2214-109X(19)30482-6

5. Arbyn M., Weiderpass E., Bruni L. et al. Estimates of incidence and mortality of cervical cancer in 2018: a worldwide analysis. Lancet Glob Health 2020;8(2):191–203. DOI: 10.1016/S2214-109X(19)30482-6

7. Россия в цифрах. 2020: Краткий статистический сборник. Под ред. П.В. Малкова. M.: Росстат, 2021. 549 с. Russia in numbers. 2020: Brief Statistical Compilation. Ed. by P.V. Malkov. Moscow: Rosstat, 2021. 549 p. (In Russ.)

8. Зароченцева Н.В., Краснопольский В.И., Мисюкевич О.А. и др. Цервикальный скрининг: прошлое, настоящее, будущее. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии 2020;19(6):41–9. DOI: 10.20953/1726-1678-2020-6-41-49 Zarochentseva N.V., Krasnopolsky V.I., Misyukevich O.A. et al. Cervical screening: past, present, future. Voprosy ginekologii, akusherstva i perinatologii = Issues of Gynecology, Obstetrics and Perinatology 2020;19(6):41–9. (In Russ.). DOI: 10.20953/1726-1678-2020-6-41-49

9. Краснопольский В.И., Зароченцева Н.В., Белая Ю.М., Джиджихия Л.К. Предраковые и злокачественные заболевания, ассоциированные с вирусом папилломы человека. Анализ статистики в Московской области за последнее десятилетие. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии 2019;18(6):113–8. DOI: 10.20953/1726-1678-2019-6-113-118 Krasnopolskiy V.I., Zarochentseva N.V., Belaya Yu.M., Dzhidzhikhiya L.K. et al. Precancerous and malignant conditions associated with human papillomavirus. Analysis of statistics in the Moscow region over the past decade. Voprosy ginekologii, akusherstva i perinatologii = Issues of Gynecology, Obstetrics and Perinatologii 2019;18(6):113–8. (In Russ.). DOI: 10.20953/1726-1678-2019-6-113-118

4. Состояние онкологической помощи населению России в 2021 г. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Минздрава России, 2022. 239 с. Situtation with cancer care in Russia in 2021. Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2022. 239 p. (In Russ.)

10. Холопов Д.В., Лялина Л.В., Хижа В.В. и др. Злокачественные новообразования, ассоциированные с папилломавирусной инфекцией, в Северо-Западном федеральном округе: заболеваемость, смертность и вакцинопрофилактика. Здоровье населения и среда обитания 2022;30(8):73–81. DOI: 10.35627/2219-5238/2022-30-8-73-81 Kholopov D.V., Lyalina L.V., Khizha V.V. et al. Malignant neoplasms associated with papillomavirus infection in the NorthWestern Federal District: morbidity, mortality and vaccination. Zdorovye naseleniya i sreda obitaniya = Public Health and Habitat 2022;30(8):73–81. (In Russ.). DOI: 10.35627/2219-5238/2022-30-8-73-81

11. Асташина И.Н., Ермакова Л.А., Золотовицкая О.С. и др. Показатели заболеваемости раком шейки матки за пятилетний период в Самарской области. Новости клинической цитологии России 2022;26(1):24–6. DOI: 10.24412/1562-4943-2022-1-0005 Astashina I.N., Ermakova L.A., Zolotovitskaya O.S. et al. Indicators of the incidence of cancer of the cervix for a five-year period in the Samara region. Novosti klinicheskoy tsitologii Rossii = News of clinical cytology in Russia 2022;26(1):24–6. (In Russ.). DOI: 10.24412/1562-4943-2022-1-0005

12. Шрамко С.В., Баженова Л.Г., Чифранова М.В. Пролиферативные доброкачественные и злокачественные заболевания репродуктивных органов у жительниц г. Новокузнецка: анализ динамики демографических показателей. Медицина в Кузбассе 2016;15(3):56–62. Shramko S.V., Bazhenova L.G., Chifranova M.V. Proliferative benign and malignant diseases of the reproductive organs in residents of Novokuznetsk: Analysis of the dynamics of demographic indicators. Meditsina v Kuzbasse = Medicine in Kuzbass 2016;15(3):56–62. (In Russ.)

13. Протасова А.Э., Орлова Р.В., Лященко В.А. Анализ социально-демографических и клинико-морфологических особенностей распространенных форм инвазивного рака шейки матки. Онкогинекология 2022;2(42):44–51. DOI: 10.52313/22278710-2022-2-44 Protasova A.E., Orlova R.V., Lyashchenko V.A. Analysis of sociodemographic and clinical and morphological features of common forms of invasive cervical cancer. Onkoginekologiya = Oncogynecology 2022;2(42):44–51. (In Russ.). DOI: 10.52313/22278710-2022-2-44

14. Guide to Introducing HPV Vaccine into National Immunization Programmes. Global HPV vaccine introduction overview: projected and current national introductions, demonstration/pilot projects, gender-neutral vaccination programs, and global HPV vaccine introduction maps (2006–2022), 2019. Available at: https://path. azureedge.net/media/documents/ GlobalHPVVaccineIntroOverview_Nov2019.pdf.

15. Заридзе Д.Г., Стилиди И.С., Максимович Д.М., Дзитиев Д.М. Прогноз заболеваемости и смертности от рака шейки матки в России в зависимости от вакцинации против ВПЧ. Общественное здоровье 2022;2(2):4–13. DOI: 10.21045/2782-1676-2022-2-2-4-13 Zaridze D.G., Stilidi I.S., Maksimovich D.M., Dzitiev D.M. Prognosis of morbidity and mortality from cervical cancer in Russia depending on vaccination against HPV. Obshchestvennoe zdorovye = Public Health 2022;2(2):4–13. (In Russ.). DOI: 10.21045/2782-1676-2022-2-2-4-13

10. Холопов Д.В., Лялина Л.В., Хижа В.В. и др. Злокачественные новообразования, ассоциированные с папилломавирусной инфекцией, в Северо-Западном федеральном округе: заболеваемость, смертность и вакцинопрофилактика. Здоровье населения и среда обитания 2022;30(8):73–81. DOI: 10.35627/2219-5238/2022-30-8-73-81 Kholopov D.V., Lyalina L.V., Khizha V.V. et al. Malignant neoplasms associated with papillomavirus infection in the NorthWestern Federal District: morbidity, mortality and vaccination. Zdorovye naseleniya i sreda obitaniya = Public Health and Habitat 2022;30(8):73–81. (In Russ.). DOI: 10.35627/2219-5238/2022-30-8-73-81

16. Давыдов А.И., Шахламова М.Н., Тер-Овакимян А.Э. Комплексное решение терапии патологии шейки матки, ассоциированной с вирусом папилломы человека. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии 2018;17(2)27–31. DOI: 10.20953/1726-1678-2018-2-27-31 Davydov A.I., Shakhlamova M.N., Ter-Ovakimyan A.E. A complex solution for therapy of uterine cervical pathology associated with human papillomavirus infection. Voprosy ginekologii, akusherstva i perinatologii = Issues of Gynecology, Obstetrics and Perinatologii 2018;17(2):27–31. (In Russ.). DOI: 10.20953/1726-1678-2018-2-27-31

17. Здравоохранение в России. 2019: Статистический сборник. М.: Росстат, 2019. 170 с. Healthcare in Russia. 2019: Statistical Collection. Moscow: Rosstat, 2019. 170 p. (In Russ.)

18. Пузин С.Н., Коржевская Е.В., Паяниди Ю.Г. и др. Определяющее влияние стадии заболевания на прогноз и реабилитацию больных в онкогинекологии. Медико-социальная экспертиза и реабилитация 2013;(1):3–8. Puzin S.N., Korzhevskaya E.V., Payanidi Yu.G. et al. Determining influence of the stage of the disease on the prognosis and rehabilitation of patients in oncogynecology. Mediko-socialnaya ekspertiza i reabilitatsiya = Medico-social Expertise and Rehabilitation 2013;(1):3–8. (In Russ.)

Анализ выполнен с вычислением медианных значений показателей, верхних и нижних квартилей для всех порядковых признаков базы данных. Для анализа динамики показателей использован корреляционный метод тау Кендалла (Ʈ). Сравнение показателей в динамике в независимых группах (2008–2013 и 2014– 2020 гг., 2011–2015 и 2016–2020 гг.) выполнено с помощью критерия Манна–Уитни (U). Различия считались значимыми, связи – закономерными при уровне значимости p <0,05. Графический анализ для визуализации результатов выполнен в программе электронных таблиц MS Excel 2013.

19. Жилина Н.М. Методы обработки информации в медицинских исследованиях. Новокузнецк: Издательство Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей – филиала филиал ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, 2019. 116 с. Zhilina N.M. Information processing methods in medical research. Novokuznetsk: Publishing House of the Novokuznetsk State Institute for the Advancement of Doctors – branch of the Russian Medical Academy of Continuing Professional Education, Ministry of Health of Russia, 2019. 116 p. (In Russ.)

20. Жилина Н.М., Шрамко С.В. Злокачественные новообразования женских репродуктивных органов в динамике 2011–2020 на примере Новокузнецка. Социальные аспекты здоровья населения 2022;68(3):11. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-3-11 Zhilina N.M., Shramko S.V. Malignant neoplasms of the female reproductive organs in the dynamics of 2011–2020 on the example of Novokuznetsk. Sotsialnye aspekty zdorovya naseleniya = Social Aspects of Public Health 2022;68(3):11. (In Russ.). DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-3-11

Таблица 1. Некоторые показатели заболеваемости злокачественными опухолями женской репродуктивной системы в г. Новокузнецке за период 2008–2020 гг., Ме [25; 75]

Таблица 2. Общая онкозаболеваемость и заболеваемость раком шейки матки в динамике 2011–2020 гг. в г. Новокузнецке

Таблица 3. Показатели выживаемости больных раком шейки матки в динамике 2011–2020 гг. в г. Новокузнецке

Таблица 4. Отношение однолетней смертности к частоте поздней диагностики (III–IV стадии заболевания) в динамике за 2011–2020 гг. в г. Новокузнецке

Таблица 5. Медианное значение (Me), нижний и верхний квартили по выявляемости рака шейки матки (стадии, %) в динамике за 2011–2020 гг.

Таблица 6. Заболеваемость раком шейки матки в возрастных группах женщин за период 2012–2020 гг. в г. Новокузнецке

4. Состояние онкологической помощи населению России в 2021 г. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Минздрава России, 2022. 239 с. Situtation with cancer care in Russia in 2021. Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2022. 239 p. (In Russ.)

20. Жилина Н.М., Шрамко С.В. Злокачественные новообразования женских репродуктивных органов в динамике 2011–2020 на примере Новокузнецка. Социальные аспекты здоровья населения 2022;68(3):11. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-3-11 Zhilina N.M., Shramko S.V. Malignant neoplasms of the female reproductive organs in the dynamics of 2011–2020 on the example of Novokuznetsk. Sotsialnye aspekty zdorovya naseleniya = Social Aspects of Public Health 2022;68(3):11. (In Russ.). DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-3-11

21. Кедрова А.Г., Шумейкина А.О., Красильников С.Э. и др. Особенности клинического течения рака шейки матки у пациенток, инфицированных вирусом иммунодефицита человека. Опухоли женской репродуктивной системы 2023;19(1):129–35. DOI: 10.17650/1994-4098-2023-19-1-129-135 Kedrova A.G., Shumeykina A.O., Krasilnikov S.E. et al. Features of the clinical course of cervical cancer in patients infected with the human immunodeficiency virus. Opukholi zhenskoy reproduktivnoy systemy = Tumors of female reproductive system 2023;19(1):129–35. (In Russ.). DOI: 10.17650/1994-4098-2023-19-1-129-135

4. Состояние онкологической помощи населению России в 2021 г. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Минздрава России, 2022. 239 с. Situtation with cancer care in Russia in 2021. Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2022. 239 p. (In Russ.)

21. Кедрова А.Г., Шумейкина А.О., Красильников С.Э. и др. Особенности клинического течения рака шейки матки у пациенток, инфицированных вирусом иммунодефицита человека. Опухоли женской репродуктивной системы 2023;19(1):129–35. DOI: 10.17650/1994-4098-2023-19-1-129-135 Kedrova A.G., Shumeykina A.O., Krasilnikov S.E. et al. Features of the clinical course of cervical cancer in patients infected with the human immunodeficiency virus. Opukholi zhenskoy reproduktivnoy systemy = Tumors of female reproductive system 2023;19(1):129–35. (In Russ.). DOI: 10.17650/1994-4098-2023-19-1-129-135

22. Петров А.Г., Семенихин В.А., Хорошилова О.В. и др. Медико-социальные аспекты риска низкой эффективности противотуберкулезной терапии. Медицина в Кузбассе 2022;21(4):70–7. DOI: 10.24412/2687-0053-2022-4-70-7 Petrov A.G., Semenikhin V.A., Khoroshilova O.V. et al. Medicosocial aspects of the risk of low efficiency of anti-tuberculosis therapy. Meditsina v Kuzbasse = Medicine in Kuzbass 2022;21(4): 70–7. (In Russ.). DOI: 10.24412/2687-0053-2022-4-70-7

23. Викторова И.Б., Зимина В.Н., Ханин А.Л. и др. Туберкулез у больных ВИЧ-инфекцией в терапевтическом стационаре в регионе с высокой пораженностью ВИЧ. Инфекционные болезни 2020;18(4):74–9. DOI: 10.20953/1729-9225-2020-4-74-7 Viktorova I.B., Zimina V.N., Khanin A.L. et al. Tuberculosis in patients with HIV infection in a therapeutic hospital in a region with a high prevalence of HIV. Infektsionnye bolezni = Infectious Diseases 2020;18(4):74–9. (In Russ.). DOI: 10.20953/1729-9225-2020-4-74-7

24. Clifford G.M., Tully S., Franceschi S. Carcinogenicity of human papillomavirus (HPV) types in HIV-positive women: A metaanalysis from HPV infection to cervical cancer. Clin Infect Dis 2017;64(9):1228–35. DOI: 10.1093/cid/cix135

25. Мерабишвили В.М. Состояние онкологической помощи в России. Аналитические показатели: одногодичная летальность (популяционное исследование на уровне федерального округа). Вопросы онкологии 2022;68(1):38–47. DOI: 10.37469/0507-3758-2022-68-1-38-47 Merabishvili V.M. The state of oncological care in Russia. Analytical indicators: One-year mortality (population study at the level of the Federal District). Voprosy onkologii = Problems of Oncology 2022;68(1):38–47. (In Russ.). DOI: 10.37469/0507-3758-2022-68-1-38-47

26. Мерабишвили В.М., Беляев А.М. Состояние онкологической помощи в России: динамика пятилетней выживаемости больных злокачественными новообразованиями и ее ранговое распределение по всем локализациям опухолей. Популяционное исследование на уровне Северо-Западного федерального округа. Вопросы онкологии 2023;69(2):227–37. DOI: 10.37469/0507-3758-2023-69-2-227-237 Merabishvili V.M., Belyaev A.M. The state of oncological care in Russia: Dynamics of five-year survival of patients with malignant neoplasms and its rank distribution for all tumor localizations. Population study at the level of the North-Western Federal District. Voprosy onkologii = Problems of Oncology 2023;69(2):227–37. (In Russ.). DOI: 10.37469/0507-3758-2023-69-2-227-237

25. Мерабишвили В.М. Состояние онкологической помощи в России. Аналитические показатели: одногодичная летальность (популяционное исследование на уровне федерального округа). Вопросы онкологии 2022;68(1):38–47. DOI: 10.37469/0507-3758-2022-68-1-38-47 Merabishvili V.M. The state of oncological care in Russia. Analytical indicators: One-year mortality (population study at the level of the Federal District). Voprosy onkologii = Problems of Oncology 2022;68(1):38–47. (In Russ.). DOI: 10.37469/0507-3758-2022-68-1-38-47

26. Мерабишвили В.М., Беляев А.М. Состояние онкологической помощи в России: динамика пятилетней выживаемости больных злокачественными новообразованиями и ее ранговое распределение по всем локализациям опухолей. Популяционное исследование на уровне Северо-Западного федерального округа. Вопросы онкологии 2023;69(2):227–37. DOI: 10.37469/0507-3758-2023-69-2-227-237 Merabishvili V.M., Belyaev A.M. The state of oncological care in Russia: Dynamics of five-year survival of patients with malignant neoplasms and its rank distribution for all tumor localizations. Population study at the level of the North-Western Federal District. Voprosy onkologii = Problems of Oncology 2023;69(2):227–37. (In Russ.). DOI: 10.37469/0507-3758-2023-69-2-227-237

4. Состояние онкологической помощи населению России в 2021 г. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, А.О. Шахзадовой. М.: Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Минздрава России, 2022. 239 с. Situtation with cancer care in Russia in 2021. Ed. by A.D. Kaprin, V.V. Starinskiy, A.O. Shakhzadova. Moscow: P. Hertzen Moscow Oncology Research Institute – branch of the National Medical Research Radiology Center, Ministry of Health of Russia, 2022. 239 p. (In Russ.)

Колонка редакции
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Выявил – лечи. А нечем
Выявил – лечи. А нечем
Данные Счетной палаты о заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗНО), основанные на информации ФФОМС, не первый год не стыкуются с медицинской статистикой. Двукратное расхождение вызывает резонный вопрос – почему?

Государственная медицинская статистика основана на данных статформы № 7, подсчеты  ФФОМС — на первичных медицинских документах и реестрах счетов. Первые собираются вручную на «бересте» и не проверяются, вторые — в информационных системах и подлежат экспертизе. Многие специалисты подтверждают большую достоверность именной второй категории.

Проблема в том, что статистика онкологической заболеваемости не просто цифры. Это конкретные пациенты и, соответственно, конкретные деньги на их диагностику и лечение. Чем выше заболеваемость, тем больше должен быть объем обеспечения социальных гарантий.

Но в реальности существует диссонанс — пациенты есть, а денег нет. Субвенции из бюджета ФФОМС рассчитываются без поправки на коэффициент заболеваемости. Главный критерий — количество застрахованных лиц. Но на практике финансирования по числу застрахованных недостаточно для оказания медпомощи фактически заболевшим. Федеральный бюджет не рассчитан на этот излишек. И лечение заболевших «сверх» выделенного финансирования ложится на регионы.

Коэффициент заболеваемости должен учитываться при расчете территориальных программ. Однако далее, чем «должен», дело не идет — софинансирование регионами реализуется неоднородно и, скорее, по принципу добровольного участия. Регионы в большинстве своем формируют программу так же, как и федералы, — на основе количества застрахованных лиц. Налицо знакомая картина: верхи не хотят, а низы не могут. Беспрецедентные вложения столицы в онкологическую службу, как и всякое исключение, лишь подтверждают правило.

Этот острый вопрос как раз обсуждался в рамках круглого стола, прошедшего в декабре 2023 года в Приангарье. Подробнее см. видео в нашем Telegram-канале.

При этом ранняя выявляемость ЗНО является одним из целевых показателей федеральной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями». Налицо асинхронность и алогичность в регулировании всего цикла: человек — деньги — целевой показатель.

Рост онкологической выявляемости для региона — ярмо на шее. Выявил — лечи. Но в пределах выделенного объема финансовых средств, которые не привязаны к реальному количеству пациентов. «Налечить» больше в последние годы стало непопулярным решением, ведь законность неоплаты медицинскому учреждению счетов сверх выделенного объема неоднократно подтверждена судами всех инстанций. Поэтому данные ФФОМС говорят о количестве вновь заболевших, но не об оплате оказанной им медицинской помощи.

Демонстрация реальной картины заболеваемости повлечет больше проблем, нежели наград. Такие последствия нивелирует цели мероприятий, направленных на онконастороженность и раннюю диагностику. Это дополнительные финансовые узы в первую очередь для субъектов Российской Федерации.

ФФОМС нашел способ снять вопросы и убрать расхождение: с 2023 года служба предоставляет Счетной палате данные официальной медицинской статистики. Однако требуются и системные решения. Стоит рассмотреть альтернативные механизмы распределения финансирования и введение специальных коэффициентов для оплаты онкопомощи. И, конечно же, назрел вопрос об интеграции баз данных фондов ОМС, медицинских информационных систем, ракового регистра и др. Пока что это происходит только в некоторых прогрессивных регионах.

26/01/2024, 14:27
Комментарий к публикации:
Выявил – лечи. А нечем
Габай Полина Георгиевна
Габай Полина Георгиевна
Шеф-редактор
Битва за офф-лейбл продолжается
Битва за офф-лейбл продолжается
Вчера в «регуляторную гильотину» (РГ) поступил очередной проект постановления правительства, определяющий требования к лекарственному препарату для его включения в клинические рекомендации и стандарты медицинской помощи в режимах, не указанных в инструкции по его применению. Проще говоря, речь о назначениях офф-лейбл. Предыдущая редакция документа была направлена на доработку в Минздрав России в феврале этого года.

Это тот самый документ, без которого тема офф-лейбл никак не двигается с места, несмотря на то, что долгожданный закон, допускающий применение препаратов вне инструкции у детей, вступил в силу уже более года назад (п. 14.1 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Вступить-то он вступил, но вот только работать так и не начал, потому что до сих пор нет соответствующих подзаконных нормативных актов. Подчеркнем, что закон коснулся только несовершеннолетних, еще более оголив правовую неурегулированность, точнее теперь уже незаконность, взрослого офф-лейбла. Но и у детей вопрос так и не решен.

Один из необходимых подзаконных актов был принят одновременно с законом – это перечень заболеваний, при которых допускается применение препаратов офф-лейбл (распоряжение Правительства от 16.05.2022 №1180-р). В перечень вошел ряд заболеваний, помимо онкологии, – всего 21 пункт.

А вот второй норматив (требования, которым должны удовлетворять препараты для их включения в стандарты медпомощи и клинические рекомендации) разрабатывается Минздравом России уже более года. Именно его очередная редакция и поступила на днях в систему РГ.

Удивляют годовые сроки подготовки акта объемом от силы на одну страницу. С другой стороны, эта страница открывает дорогу к массовому переносу схем офф-лейбл из клинических рекомендаций в стандарты медпомощи и далее в программу госгарантий. По крайней мере, в детской онкогематологии такие назначения достигают 80–90%. А это означает расширение финансирования, хотя скорее больше просто легализацию текущих процессов.

В любом случае для регулятора это большой стресс, поэтому спеха тут явно не наблюдается. Да и вообще решение вопроса растягивается, оттягивается и переносится теперь уже на 1 сентября 2024 года. Именно этот срок предложен Минздравом для вступления акта в силу. Еще в февральской редакции норматива речь шла о 1 сентября 2023 года, что встретило несогласие экспертов РГ. Причина очевидна – сам закон вступил в силу 29 июня 2022 года и дальнейшие промедления в его реализации недопустимы.

Что касается самих требований, то надо сказать, что в нынешней редакции они много лучше февральских, но тоже несовершенны. Не будем вдаваться в юридические нюансы: они будут представлены в РГ.

А в это время… врачи продолжают назначать препараты офф-лейбл, так как бездействие регулятора не может служить основанием для переноса лечения на 1 сентября 2024 года.

Ранее мы уже писали о проблеме офф-лейбл в других материалах фонда:

«Oфф-лейбл уже можно, но все еще нельзя»;

«Off-label или off-use?».

12/07/2023, 11:50
Комментарий к публикации:
Битва за офф-лейбл продолжается
Камолов Баходур Шарифович
Камолов Баходур Шарифович
Главный редактор
Потерянные и забытые
Потерянные и забытые
И снова о документе, который уже больше года никому не дает покоя – приказе №116н – порядке оказания онкологической помощи взрослым, который начал действовать с 2022 года. В адрес этого документа высказано так много замечаний и организаторами здравоохранения, и руководителями лечебных учреждений, и рядовыми врачами, что, казалось бы, говорить больше не о чем. К сожалению, это не так: тема оказалась неисчерпаемой. Эксперты фонда «Вместе против рака» тоже и уже не раз давали оценки новому порядку. Сегодня хочу остановиться на одном аспекте, имеющем колоссальную важность: речь пойдет о двух категориях онкологических больных, которым не нашлось места в новом порядке. Фактически о них просто забыли. Однако не забыл о них следственный комитет. Как раз на днях «Медицинская газета» осветила уголовное дело в отношении врача-хирурга, выполнившего спасительную резекцию ректосигмоидного отдела толстой кишки.

Если человека нельзя вылечить, то это не значит, что ему нельзя помочь

Таков основной посыл паллиативной помощи. Однако ее возможности ограничены: в частности, для онкологических пациентов не предусмотрена хирургическая помощь. Равно как не предусмотрена она и соответствующим порядком онкологической помощи. Речь о пациентах с распространенным раком, которые не могут быть прооперированы радикально, но нуждаются в паллиативном хирургическом вмешательстве. Такая помощь обеспечивает более высокое качество дожития, например, онкобольных с кишечной непроходимостью, кровотечениями при распространенном процессе, с нарушением оттока мочи, скоплением жидкости в плевральной или брюшной полости и т. д. Химиотерапевты не могут без стабилизации состояния провести таким пациентам лекарственное лечение. В специализированных онкологических учреждениях симптоматическая хирургия не предусмотрена. Да и вообще система паллиативной помощи не подразумевает хирургию. В неспециализированных учреждениях таких пациентов теперь тоже не ждут, если стационар не включен в региональную систему маршрутизации онкобольных.

С вступлением в силу приказа №116н такой больной может быть госпитализирован в многопрофильный стационар только как неонкологический пациент. Чтобы не нарушать никакие порядки и получить оплату за данный клинический случай, врачи вынуждены хитрить и фантазировать, выдумывая обоснования для госпитализации.

Часть людей обращается за такой помощью в частные клиники. Еще часть – в хосписы и паллиативные отделения, но вот только там нет хирургии. Таким образом, сформировалась когорта онкобольных, на которых действие нового порядка не распространяется. Подсчитать число таких пациентов сложно, так как теперь они находятся вне зоны внимания онкослужбы.

Между небом и землей

Ситуация вокруг этих больных нередко обрастает и дополнительными сложностями, которые недавно освещала наша редакция по результатам большого аналитического исследования, посвященного вопросам паллиативной помощи в России.

Во-первых, не все онкологи сообщают пациенту, что возможности лечения заболевания исчерпаны. Из-за этого не выдают направление в специализированные паллиативные отделения или хосписы. А некоторые просто не знают, что требуется дополнительное заключение. И складывается ситуация, когда пациент не получает онкологическое лечение, поскольку показаний уже нет, но и нет возможности получить паллиативную помощь, поскольку отсутствует направление от врача-онколога. Но наиболее важно то, что в контексте хирургической паллиативной помощи такие пациенты попросту вне курации обеих служб, т. е. без гарантий и помощи.

Во-вторых, имеются интересные особенности в преемственности онкологической и паллиативной помощи, а именно: странное «блуждание» пациентов между паллиативом и онкологией. Это обусловлено тем, что сопроводительная терапия в онкологическом секторе, в том числе уход за пациентом, обезболивание, устранение тошноты и рвоты, толком не регулируется и не оплачивается по программе госгарантий. Поэтому тяжелые, фактически умирающие от осложнений, пациенты попадают в паллиатив. А там при грамотном подходе буквально оживают и возвращаются в онкологические учреждения, чтобы продолжить основное лечение. С клинической точки зрения это нонсенс.

Сопровожден до осложнений

Означенные проблемы онкослужбы дали почву для появления другой когорты онкологических пациентов, оказание помощи которым не предусмотрено ни новым минздравовским порядком, ни иными нормативными актами, регулирующими данную сферу здравоохранения.

Я говорю о тех, кто нуждается в сопроводительной терапии осложнений, наступающих во время лечения онкологических заболеваний. По большому счету к их числу относятся все 100% онкобольных, поскольку те или иные неблагоприятные последствия «химии» возникают у каждого. Таких состояний много: тошнота, рвота, нейтропения, тромбоцитопения, анемия, инфекции, мукозиты, болевой синдром и т. д.

Да, онкологи назначают пациентам препараты, снижающие негативные проявления последствий химиотерапии, в частности противорвотные средства. Но, во-первых, такие препараты покупаются обычно за средства пациентов, во-вторых, состояния могут быть куда более серьезными, они не снимаются приемом таблетированных лекарств и требуют проведения инфузионной либо иной терапии в стационарных условиях. Однако попасть туда не так просто. В онкологической службе вся помощь исключительно плановая, поэтому онкобольной с осложнениями может поступить только в общелечебную сеть, где не всегда знают, как помочь пациенту с диагнозом «онкология» в случае резкого снижения гемоглобина, высокого лейкоцитоза и пр.

Иными словами, из поля зрения авторов порядка оказания онкологической помощи и разработчиков клинических рекомендаций выпала не просто группа больных, а целый раздел лечения. Хотя справедливости ради надо сказать, что «проведение восстановительной и корригирующей терапии, связанной с возникновением побочных реакций на фоне высокотоксичного лекарственного лечения» предусмотрено как одна из функций онкологических учреждений, однако соответствующих условий для реализации нет.

До сих пор нет ни отдельного тома клинических рекомендаций по сопроводительной терапии осложнений онкологических заболеваний, ни соответствующих разделов в профильных клинических рекомендациях по злокачественным новообразованиям, за редким исключением, которое еще больше подтверждает правило. А коль скоро нет клинических рекомендаций по оказанию данного вида медицинской помощи, нет и тарифов на него. А если нет тарифов, медицинские организации не могут заниматься сопроводительной терапией осложнений онкологических заболеваний. Круг замкнулся.

Безусловно, некая положительная тенденция к решению этой проблемы есть. Для начала в последние годы она довольно активно обсуждается. Кроме того, с 2023 года введен подход по использованию коэффициента сложности лечения пациента (КСЛП), который «удорожает» базовый тариф, доплата предназначена для возмещения расходов на сопроводительную терапию. Однако механизм крайне выборочно покрывает препараты, используемые для лечения осложнений, да и сумма в 16–18 тыс. руб. зачастую меньше реальных расходов.

Если бы данный вид медицинской помощи нашел полноценное отражение в клинических рекомендациях и новом порядке, это позволило бы создать в онкодиспансерах отделения сопроводительной терапии, которые принимали бы пациентов с осложнениями в режиме 24/7, в том числе по экстренным показаниям.

Что же происходит в реальности? То же, что и в случае с первой категорией онкобольных: человек сам приобретает нужные препараты и (или) ищет врача или медсестру, которые готовы ему помочь. Какими в случае неблагоприятных событий могут быть юридические последствия такой помощи «по договоренности», несложно представить.

21/03/2023, 12:05
Комментарий к публикации:
Потерянные и забытые
Страница редакции
Обсуждение
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Актуальное
все